За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Культура

Исчезла! (IV)

№119—120 (10966—10967) // 05 ноября 2020 г.

Предыдущая часть здесь.

Глава 5

@ВАЛЕНТИН:

Не знаю, где ты, но уверен — прочтёшь.

Когда есть деньги, можно увидеть мир, например, только весенним, перемещаясь в те места, где царит этот юный сезон года. Можно стать обладателем любых дорогостоящих вакцин, побеждающих алчный нрав пандемии. Наверное, и от смерти убегать. Но… только не от своего одиночества. Если верить менеджерам, то недолго купить билет на ракету, за полтора земных года способную долететь до Марса, показать его в профиль и анфас и вернуться домой. Забавно — чем-то напоминает апломб Остапа Бендера: «Заверните мне самолет».

Но, с другой стороны, куда от себя бежать, если всюду космическая бесконечность. От себя… Или от тебя, моя Ева. А ты — везде, и какими бы парсеками ни измерялись расстояния между нами, в том внутреннем мире, где живут мои ощущения, ты всегда рядом. От прохладного прикосновения твоих пальцев усиливается пульсация в висках. Тревожная мысль, как тебе сейчас, подбрасывает пружиной и до утра не дает заснуть.

Впрочем, я бы никогда не уехал, не прельстился бы никакой благополучной Швейцарией, если бы ты оставалась в Одессе. Но тебе захотелось странствовать по свету. Я готов был следовать за тобой в поиске встречи, как Тургенев, колеся по Европе за своей Полиной Виардо. Мне так же плохо везде, где тебя нет.

Но, кроме этого, в биографиях служителей искусства, особенно писателей, мне всегда было интересно, на что они жили и когда находили время, чтобы обдумывать и записывать, а потом править свои рассказы, повести, эссе, доводя до уровня шедевра. Тургенев был богат. Я, собственно, тоже не беден, особенно с момента, когда на рассвете сошел с борта торгового судна «Amyti Union», стоящего в порту на юге Франции, и… стал эмигрантом. А вот время!.. Когда мы были вместе, мне не жалко было часов дожидаться тебя, пока ты наготовишь снеди и насочиняешь своему мужу кучу доводов, чтобы сегодня остаться у подруги.

Наконец, ты выходила из дома. Наблюдать, как выражение твоего лица, еще сохранявшего деловитое выражение образцовой домохозяйки, начинало светиться шаловливой улыбкой, как в глазах появлялись искорки соблазна, было захватывающим счастьем. Мне казалось, я могу прожить годы с тобой в тесном номере гостиницы или на пустынном острове и не испытывать никаких желаний, кроме близости с тобой.

Но наступал час, когда милые радости жизни затмевала муза. Она властно требовала сосредоточить внимание только на себе, не считая нужным разделять его еще с кем-то. В сознании происходило нечто странное: я переставал тебя замечать, был словно помещенным в колодец, где раздражал каждый посторонний звук. Погружению в себя мешали твоя болтовня, кокетство, нелепыми становились планы о твоем возможном разводе и нашей будущей семье. Твоя роль становилась функциональной, нужной только для поддержания вдохновенного душевного подъема, но не для следования по лабиринтам воображения — там можно блуждать только в одиночку. Ведь когда я выстукивал на клавиатуре очередной катрен, я просто забывал о тебе. Даже не трогало, что ты, Ева, сидя на диване с поджатыми коленями и глядя исподлобья на мое бдение у дисплея, глотала тихие злые слезы. А мне… мне было не до твоих переживаний, которые я описывал, стремясь точно передать происходящее. Одновременно фактологическая правда превозмогалась художественным вымыслом, и во мне соперничали два человека: настоящий, которого я, как выяснилось, почти не знал, и желаемый — равнодушный ко мне.

Ради своего творчества, нужного, по сути, только мне, я самовольно отнимал твое время, которое поэтому не становилось нашим. Я был один, ты была — одинокой.

Постепенно, чтобы занять себя чем-то, ты начинала стучать на кухне посудой, переукладывать рубашки и переставлять предметы в комнате, протирать зеркала. Обычно я любую вещь и книгу в своем доме могу безошибочно найти даже в темноте. Каждая из них словно приписана к своему месту. Нарушить этот солдатский порядок не могла даже уборка, которую я делал перед твоим приходом. Но после таких трансформаций я не узнавал собственного жилья и, привыкая к новому интерьеру, в очередной раз знакомился с тобой.

Однажды, вернувшись из погружения в образы к реалиям, я увидел на зеркале надпись помадой: «Зачем я тебе?». На полочке лежал оставленный дубликат ключей. В прихожей, где стояли твои тапочки, было пусто. Дверь — захлопнута.

На следующий день пришлось срочно вылетать на смену экипажа… Потом не выдержал однообразия вахтенного распорядка и сошел в порту города Сет.

Теперь я знаю только твой электронный адрес, но письма мои все так же безответны. Наверно, я напрасно каждый день проверяю ящик: а вдруг!..

В Сете я покинул судно и флотскую карьеру не случайно. Не только потому, что от своих «цикавых» до сенсаций собратьев по перу (или теперь уже — по клавише) я узнал, что ты во Франции. Где именно? Надолго ли? Когда есть возможность коллекционировать новые впечатления, нет привязанности к месту.

Когда-то с мечты побывать в небольшом солнечном городке началось наше знакомство. Ты читала на «Зеленой лампе» стихи, посвященные Клоду Моне, не раз и во многих ракурсах описавшему Сетский маяк:

Что для него известность и крамола?
Он ловит брызги мелкого помола,
Перебирает и на холст кладет.
Так и живет художник Клод Моне.
От круглых франков пухнет портмоне.
Глаз различает ультрафиолет
И те цвета, которых в мире нет.

И вот я в Сете. Законен туристический сезон. Городу уютно в светлой паутинке своих долгих лет. Словно в знак признания своего почтения перед живописью, стены его оживлены разноцветными граффити, скрывающими морщинки трещин. Как ни странно, самой яркой достопримечательностью здесь считают скульптуру толстой тетки в неоднозначной позе, похожей на надувную куклу с витрины секс-шопа. После того, как утих скандал, вызванный ее установкой, жители стали называть ее Мамой.

Но настоящая мама — Одесса. Она так же любуется своим прибоем, так же располагает к тому, чтобы выпить стаканчик кьянти.

— Посоветуйте неплохой бар в городе?

— Зачем неплохой, у нас есть идеальный! — отвечает толстый француз. И театральным жестом смахивает со столика тень.

Сижу. Пью. Смотрю на девушек. Мне не хватает работоспособности и отрешенности гения. Но уже чувствуется зудящее волнение, знакомое поэтам и охотникам. Будто становишься в стойку перед словом. Сейчас у меня есть много свободного времени, я, не считая, могу потратить сколько угодно лишних франков. Но утеряно третье условие творчества: рядом нет той женщины, которая может вдохновить на великие свершения, хотя… тут же помешать их осуществить.

Ева, далекая моя, когда ты прочтешь это письмо, я буду ждать тебя на пустынном осеннем берегу, на котором стоял мольберт великого импрессиониста. Приезжай, здесь легко найти друг друга. Только, к сожалению, на твой вопрос, будет ли у нас все иначе, чем было, вынужден буду признаться, что все повторится.

Продолжение

Владислав КИТИК



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
30/11/2020
В связи с ухудшением в Одессе эпидемиологической ситуации принято распоряжение городского головы № 1032 от 26.11.2020 г. «О дополнительных мерах по усилению карантина в исполнительных органах, на коммунальных предприятиях и в учреждениях Одесского городского совета»...
30/11/2020
С 1 декабря на базе департамента городского хозяйства Одесского горсовета начинает работу единая диспетчерская...
30/11/2020
Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль прибыл в Турцию с рабочим визитом. Визит главы украинского правительства продлится два дня — начинается в Стамбуле и продолжится в столице Турции, Анкаре...
30/11/2020
В Одесском аэропорту завершено строительство новой взлетно-посадочной полосы. Она сможет принимать самолеты класса D вместимостью до 300 пассажиров. Об этом сообщили в пресс-службе компании «Автомагистраль-Юг», которая возводила новую ВПП...
30/11/2020
В минувшую субботу одесситы посадили аллеи магнолий в Стамбульском парке и в Ботаническом саду университета им. И.И. Мечникова на Французском бульваре. Об этом сообщил создатель платформы «Доброе дело», лауреат нашего конкурса «Люди дела» по итогам 2018 года Анатолий Кавун...
Все новости



Архив номеров
декабрь 2020:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31


© 2004—2020 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.018