За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Проблемы и конфликты

Сохранить «жемчужину у моря»

№32—33 (10732—10733) // 21 марта 2019 г.

Мы, одесситы, с детства привыкли восхищаться и прославлять свой город, искренне считая его неповторимым. И этому были, и пока еще есть, весомые основания: неповторимо гармоничный архитектурный облик исторической части города, плотность историко-архитектурных памятников, находящихся в нем.

Комфортная сомасштабность человека с городской застройкой — его улицами, бульварами, площадями, повсеместно засаженными роскошными платанами, акациями, катальпой. И, конечно, море, в которое вливается каждая третья улица центральной части города. Слова из песни о городе, которые были на устах каждого одессита — «но такого не найти нигде, как моя красавица Одесса», — воспринимались как аксиома.

Но, как известно, истина познается в сравнении. И в этом я смог убедиться воочию, возглавляя делегации нашего города в города-побратимы: Геную, Марсель, Валенсию, Йокогаму, Балтимор и другие. Там фасады жилых домов, зданий и сооружений центральной исторической части города были ухожены, без каких-либо пристроек, достроек или хаотично застекленных балконов. Никаких современных изменений, как правило, в них не вносилось и не вносится со дня их возведения. Они стоят, как и было задумано архитекторами, в первозданном виде — так нам объясняли представители принимающей стороны. Колористика фасадов была разнообразна, что подчеркивало их архитектурный стиль, создавало эффект праздничного восприятия уличного пространства.

Во всех городах в то время, а это 1983—1985 годы, были созданы благоустроенные, обширные пешеходные зоны. Решения о любом строительстве, сносе или реконструкции зданий и сооружений в исторической части города принимались высшими органами самоуправления города и только после общегородских дискуссий, результат которых являлся решающим.

Такое отношение к сохранению архитектурно-исторического наследия в городах-побратимах для меня, да и всех членов делегации, было своеобразным открытием. В то же время, сравнивая наличие наследия, мы, без преувеличения, могли констатировать, что в нашем городе всего, что нужно было сохранять и беречь, было гораздо больше. Но мы его эксплуатировали и содержали, не думая о последствиях и о внешнем виде.

У нас фасады домов, как правило, не содержались, а «освежались» по технологии, как говорили фасадчики, «под веник». Ведро раствора, палка и веник были основными их инструментами. Цвет раствора был практически одним для всех зданий и напоминал, как говорили классики, «цвет выстиранного белья времен промкооперации».

Наш город не может и не должен быть тусклой и серой «жемчужиной у моря», он должен блестеть под лучами южного солнца и переливаться всеми цветами радуги. Для этого был выработан конкретный план действий, и мы начали его реализацию.

Системный подход — путь к решению проблемы

Первым масштабным проектом, который был задуман и реализован — это «Восстановление аутентичности фасадов зданий по улице Пушкинской — от площади Привокзальной до Площади Коммуны. В объем проделанной работы входили не только фасадные работы, но и реконструкция всего крышного хозяйства домов, приведение в порядок подъездов и частично дворовых территорий. Проведя необходимую подготовку и начав работы на фасадах зданий, мы столкнулись с непредвиденными трудностями — непониманием происходящего вышестоящими организациями.

За два года реализации проекта, на меня лично и на горисполком, с одной стороны, обрушилась лавина критики и упреков: «показуха», «потемкинская деревня», «лишняя трата денег» и т.д. С другой — полная поддержка архитектурной общественности, горожан, знающих и любящих наш город.

Но больше всего отвлекали и тормозили эту работу бесчисленные вызовы в обком партии. Для объяснений мы вместе с главным архитектором города Мироненко В. И. ходили с рулонами разверток фасадов по ул. Пушкинской и доказывали, что именно таким должен быть тот или иной фасад, иметь именно такой цвет, что нам необходимо вернуть ему первозданный вид. Это первое требование ЮНЕСКО для включения в памятники архитектуры. Иногда доходило до предынфарктно-анекдотических случаев...

Звонок домой поздним вечером:

— Вам необходимо быть завтра в парткомиссии обкома в 9 утра с объяснениями.

По какому поводу?

— Вам скажут...

Прихожу, не успеваю задать вопрос, по какому поводу, как от меня требуют объяснение: на каком основании я трачу государственные деньги на ремонт крыши и фасада Свято-Ильинского монастыря на Пушкинской? На мои возражения, что это не так, ответ один: «Руководство все видело своими глазами, пишите объяснение. Завтра на заседании бюро обкома партии вы должны быть лично». Разругавшись и ничего не доказав, хлопаю дверью и ухожу.

Приезжаю к монастырю. Фасад и основное здание три года тому назад приведено в порядок церковной общиной. На крыше и фасаде бокового здания работают рабочие из Горремстройтреста. Это историческое здание входит в комплекс монастыря, там были расположены кельи для монахов. Но в то время оно было на балансе местного совета, и в нем располагалась женская консультация Приморского района. Я об этом хорошо знал, даже был в нем несколько раз — проверял отопление. Но откуда это знать завезенным руководителям из других областей, которые «знают» и «изучают» наш город через окна в автомобиле? Ох, все в порядке, отлегло от сердца.

Но это детали, жизненные ситуации, которые возникают всегда, когда делаются конкретные дела.

Главное: проект был успешно завершен в намеченные сроки, «серость будней» канули в Лету, и улица Пушкинская предстала перед горожанами и гостями в первозданном ярком наряде.

Опыт реализации этого проекта определил и вектор наших дальнейших действий по сохранению архитектурного наследия города. В первую очередь необходимо было провести инвентаризацию и систематизацию всех ценных архитектурных строений в центральной части города.

В решении этого вопроса нам здорово повезло: вышло постановление Совета Министров СССР о создании списка городов и архитектурных памятников в них, разделившие их на памятники союзного, республиканского и местного значения. Без получения статуса исторического города Союза войти в основной список строений под охраной ЮНЕСКО было невозможно. Именно вхождение памятников архитектуры нашего города в этот список было главной целью производимой работы.

Для достижения поставленной цели необходимо было проделать громадный объем высокопрофессиональной работы. На то время в Одессе числилось лишь 68 памятников архитектуры, которые были включены в список еще в 1948 году в результате обследования центральных кварталов города. Но, к величайшему сожалению, необходимого количества профессионально подготовленных кадров для выполнения этой работы в городе не было.

Для преодоления возникшей проблемы было решено организовать в Одессе филиал Киевского научно-исследовательского института «Укрпроектреставрация». Филиал, которого не было ни в одном городе Украины, кроме г. Львова, где функционировал отдел института.

Решение этого вопроса казалось не сложным и быстрым, но понадобилось немало усилий и времени, бесчисленных командировок в Киев, многочисленных согласований на уровне министерств и госкомитетов.

В итоге в нашем городе была сформирована и начала работать «Одесская комплексная архитектурно-реставрационная мастерская» при НИИ «Укрпроектреставрация». «Мастерская» была укомплектована профессионалами своего дела. Возглавила ее настоящий профессионал в области архитектуры и реставрации, прекрасный организатор Наталья Николаевна Мотырева, переехавшая из Киева в Одессу.

Сложнейшая работа коллектива «Мастерской» довольно быстро дала свои результаты — количество обнаруженных и зафиксированных памятников архитектуры быстро росло. При этом каждый объект основательно обследовался, на него составлялся паспорт, в котором отображался весь его «жизненный путь», а также предложения и рекомендации по его сохранению и дальнейшей реставрации, с указанием ориентировочной стоимости работ.

В 1985 году, когда реестр памятников архитектуры различной ценности достиг 750 объектов, по приглашению исполкома горсовета в Одессу прибыла комиссия Министерства культуры СССР. На заседании комиссии выступила Мотырева Н. Н. В ее докладе убедительно и доказательно было отражено, что плотность архитектурно-исторических памятников Одессы превышает показатели Ленинграда и Москвы, не говоря уже о Киеве.

Решение комиссии было единогласным: город Одессу включить в список городов исторического наследия Советского Союза. Одобрить метод сохранения архитектурного наследия, предложенного специалистами «Мастерской», когда фасад здания остается аутентичным первозданному, а внутренняя планировка выстраивается по-новому.

Так был преодолен первый рубеж на пути к внесению архитектурных памятников нашего города в списки Всемирного наследия ЮНЕСКО. Надо еще было увязать сделанное с разрабатываемым новым Генеральным планом Одессы до 2005 года, составить и утвердить Историко-архитектурный опорный план г. Одессы к Генеральному плану Одессы.

В конце 1987 года он был разработан. В «Историко-архитектурный опорный план г. Одессы» вошла не только центральная часть города, но и территории, включающие Черноморку (Люстдорф) и жилмассив Котовского (Суворовский район), а также «Проект зоны охраны памятников г. Одессы».

Генеральный план города до 2005 года, как и Опорный историко-архитектурный план утвердил Совет Министров Украины в 1989 году.

Параллельно с этой работой были разработаны проекты сохранения и реконструкции ряда объектов, в том числе «кирха», комплекс зданий в Красном переулке — греческий культурный центр «Филики Этерия». Международная группа архитекторов под руководством Е. И. Оленина начала работу над Проектом реабилитации исторического центра Одессы (проект «Одесса»).

Но, пожалуй, самым знаковым являлось то, что мы приступили к конкретным действиям по реализации утвержденных проектов. Велась работа по отселению семей, проживающих в аварийных и ветхих домах квартала между улицами Чижикова — Привозная и Преображенская — Екатерининская. Эта работа была закончена в 1990 году, отселено в новые квартиры (вдумайтесь в это количество) — 1626 семей. Аварийные и ветхие строения, которые не представляли никакой архитектурной ценности, были снесены полностью. «Фруктовый пассаж» на «Привозе», памятник архитектуры, был реставрирован и предстал перед жителями города во всей своей первоначальной красе. «Привоз» начал функционировать по своему прямому назначению — продаже привезенной сельхозпродукции из районов области.

Со стороны Екатерининской улицы, на освобожденном от аварийного жилья месте, началось строительство нового, многоэтажного универмага.

В то время невозможно было представить, что жажда наживы, утоляемая решениями городских властей, превратит эту знаковую территорию города в непроходимые джунгли торговых строений, наш легендарный «Привоз» в «чайна-таун» самого низкого пошиба, а транспортную магистраль ул. Малой Арнаутской — в сплошную транспортную пробку.

Извините за отступление, жизнь есть жизнь

Без каких-либо преувеличений можно было констатировать, что работа по сохранению архитектурно-исторического наследия города нашла полную поддержку архитектурно-строительной, краеведческой и исторической общественности, поддержку многих тысяч неравнодушных горожан. Принцип «конкретные дела решают все споры и вопросы» действовал.

Опираясь на такую поддержку, исполком горсовета действовал уверенно и самостоятельно, не обращая внимания на возражения и указания сверху. Ни один архитектурно-исторический памятник города не был поврежден или снесен в 80-е — начале 90-х годов прошлого столетия. Ни один панельный 9—16-этажный дом не появился в исторической части города. А указаний и требований было больше, чем достаточно. Приведу только один пример.

Лето 1989 года, я нахожусь на станции биологической очистки «Южная». Звонок в машину, подхожу, беру трубку. Это первая приемная обкома партии: «Вам необходимо срочно быть на ул. Петра Великого возле кирхи, вас ждет Ночевкин и начальство из Киева». Мчусь на место встречи, практически через весь город. Подъезжаю, Анатолий Петрович представляет начальство из Киева: П. Осипенко — зам. председателя Совмина Украины, Е. Кунда — заведующий строительным отделом ЦК Компартии Украины, Н. Злобин — начальник Госстроя Украины. Не понимая в чем дело, говорю, что я знаком с ними и мы часто общались по делам. Анатолий Петрович: «Я знаю, тем легче будет принять решение. Мы обсудили вопрос и приняли решение о необходимости снести кирху. С этим согласны, как ты видишь, ЦК, Совмин, Госстрой. Снесем кирху и получим дополнительные ассигнования на строительство 16-этажного панельного дома серии «ОГ» на этом месте.

От услышанного волна тепла ударила мне в голову. Перед глазами всплыли чертежи уже готового проекта реставрации кирхи. Я стал говорить об этом, что внутри кирхи уже установлены фахверковые колонны для предотвращения обрушения ее стен. Но мои слова были напрасны. Решение принято на высоком уровне. «Давай распоряжение о сносе кирхи», — подытожил мою речь Анатолий Петрович.

И тогда меня взорвало. Я по очереди, а потом всех вместе послал куда надо и со словами: «Пока я руковожу городом, кирха будет стоять на месте» — сел в ожидавшую меня машину и поехал в горисполком. В ответ прозвучали слова «пока» (не то до свидания, не то угроза).

Но на этом история не закончилась. По приезде в горисполком я обнаружил, что телефон прямой связи с первым секретарем обкома партии уже был снят, а мой секретарь сообщила, что меня приглашают в обком партии к первому секретарю, срочно!

В кабинете Ночевкина был Боделан — тогда первый секретарь Одесского горкома партии. Разговор начался, как я только переступил порог кабинета, на крайне повышенных тонах и с обвинений в мой адрес. А когда я возразил, что мы, одесситы, не чистый лист бумаги, на который «Вы, Анатолий Петрович, переносите под копирку нелепые указания и решения вышестоящих организаций», я был назван хулиганом с Молдаванки (он сам был с г. Макеевки), и мне было запрещено общаться с ним лично, только в присутствии первого секретаря горкома партии, который все это время стоял молча. На этом мы с Русланом Борисовичем покинули кабинет Ночевкина и направились в его кабинет, расположенный в другом крыле здания обкома. Там молча выпили по рюмке чая, и я услышал единственное назидание от Руслана Борисовича: «Ну зачем ты их послал сразу всех?».

Я подробно описываю этот один эпизод, а их было достаточно много в целенаправленной работе по сохранению архитектурного наследия нашего города, чтобы показать сегодняшним руководителям города, что положительного результата можно добиться при любых обстоятельствах, но если ты убежден, что это правое дело для города и у тебя есть поддержка большинства горожан.

Но вернемся к вопросу: почему наш город при описанных достижениях не вошел в основной список Всемирного наследия ЮНЕСКО? Куда исчез историко-архитектурный опорный план г. Одессы?

Управляемый хаос — механизм обогащения

Ответить на эти вопросы однозначно практически невозможно. Необходимо проследить ход событий в нашей стране и в г. Одессе, в частности, в середине 90-х годов прошлого столетия.

После получения независимости первостепенной задачей власть предержащих в стране было уничтожение государственной собственности. Основные аргументы в пользу этого процесса — «так у них в Европе» и ложные заклинания — «частный собственник более эффективный управленец, чем государство». Для достижения поставленной цели были приняты законы Украины, изданы указы Президента Украины, постановления Кабинета Министров и Верховного Совета Украины о сплошной корпоратизации всех предприятий страны, а затем о так называемой «ваучерной приватизации» и многие другие. Этот процесс можно охарактеризовать кратко — «грабь государственную (всенародную) собственность». Механизм управления этим процессом находился в Киеве.

Местная элита, появившаяся в процессе «разгула демократии», особенно городская, как бы осталась не у дел, без непосредственного доступа к «корыту» государственной собственности. Но, адаптировавшись к процессам, происходящим в государстве, нашла свой «клондайк» — землю в центральных и рекреационных зонах городов.

Напомню, уважаемые читатели, что такой земли в Одессе оказалось около 300 га, на которой было проинвентаризировано и зафиксировано около 1500 памятников архитектуры. Их внесли в «Историко-архитектурный опорный план г. Одессы», который, напоминаю, был утвержден постановлением Совета Министров Украины в 1989 году, как неотъемлемая часть Генплана нашего города. Это был основной сдерживающий фактор в разделе ценной городской земли под застройку.

Но пришедшая в 1994 г. к власти в городе команда (каким путем — это отдельная тема) под руководством мэра Одессы Гурвица Э. И., используя, мягко говоря, гангстерские методы, преодолела это законодательное препятствие.

Буквально через несколько месяцев после «коронования» на пост мэра Гурвица Э. И. одесская «Мастерская» НИИ Укрпроектреставрации Украины была ликвидирована. Ее специалистов, собранных в коллективах буквально «поштучно», выбросили на улицу. Руководителя «Мастерской», одного из авторов Генплана Одессы, вывели из состава градостроительного совета города. Помещение, которое выделил им горисполком еще в 1984 году, забрали. Там разместился филиал частного банка.

Но, пожалуй, самым знаковым актом вандализма и вседозволенности было уничтожение архива и всей документации, наработанной десятилетиями. Историко-архитектурный опорный план, материалы инвентаризации с историческими фотографиями, картами, паспортами объектов были вывезены не в Госархив, а на свалку и там сожжены...

Для того, чтобы общественные организации своей гражданской и профессиональной позицией, своими многократными протестами на все происходящее не мешали процессу разграбления, был спровоцирован рейдерский захват здания, где располагалось Украинское общество охраны памятников истории и культуры. Но к чести многочисленного коллектива общество не распалось, несмотря на лишение всей материальной базы. Продуктивно и профессионально функционирует по сей день, приспособившись к этим форс-мажорным обстоятельствам.

Сегодня обществом издаются книги и брошюры серии «Уходящая Одесса» (авторы: И. В. Арутюнов и В. В. Шерстобитов). Книги пропитаны болью, а порой отчаяньем за тот вандализм, который сегодня существует в городе по отношению к архитектурно-историческому наследию.

Но и этих деяний для тогдашней городской власти оказалось мало: была разграблена, а затем приватизирована (за ваучеры) «Одесская реставрационная мастерская», производственная база (на Пересыпи), которая была лучшей, по сравнению с другими городами Союза. База, которая создавалась десятилетиями с помощью многих-многих промышленных предприятий города. А ее специалисты профессионалы-реставраторы, которые приглашались в Москву, Ленинград, Киев для выполнения реставрационных работ на наиболее сложных и важных объектах реставрации, остались без работы.

Так сознательно была разрушена успешно функционирующая система сохранения и возрождения историко-архитектурной памяти города.

В городе наступил период хаотичной, варварской застройки. Под циничными и лживыми лозунгами о «сохранении», «спасении», «воссоздании» застройщики всех мастей ринулись в центральную историческую часть города. Разработанная методика поквартальной реконструкции исторической части города была отброшена, восторжествовал принцип хаотичной точечной застройки. Но, как известно, хаос в строительстве и реконструкции — синоним разрушения сложившейся городской среды обитания. Но это был хорошо продуманный и управляемый хаос, цель которого — получение личной прибыли от запущенного процесса.

Одной из первых жертв такой варварской политики стало снесение здания с колоннами на Греческой площади, одного из самых старых в нашем городе, простоявшее 176 лет. Это был единственный архитектурно-исторический памятник, оставшийся от греческого базара. Снос произошел без каких-либо согласований и разрешений, не говоря уже об обсуждениях с общественностью...

На вопрос к тогдашнему заместителю мэра Михаилу Кучуку, курирующему процесс «реконструкции» Греческой площади, как мог случиться такой акт вандализма, ответ был немногословный: дескать, здание действительно одно из старейших в городе, но оно не является памятником архитектуры, сделано из известняка, срок службы которого давно истек, мол, ничего страшного не случилось... Такой же участи постиг и «круглый» дом, стоявший посреди Греческой площади. Несмотря на протесты архитектурно-краеведческой общественности, массовые обращения горожан во все вышестоящие инстанции — он был снесен. Аргументы в пользу содеянного были те же. Цинизм и гангстерские методы решения вопросов стали нормой. Теперь на этом месте возвышается бутафорно-эклектичная коробка, закрывающая вид на кафедральный Спасо-Преображенский собор.

Небезразличные к судьбе города одесситы не могли себе представить даже в страшном сне, что такими же методами будет «сохраняться» архитектурное наследия на нашей главной улице — Дерибасовской, улице, рождающей легенды о себе и об Одессе.

Гостиницы «Спартак» (Империал) и «Большая Московская» в соответствии с постановлениями КМУ имели статус памятников архитектуры. Построенные в стилях «неоренессанса» (первая) и «модерн» (вторая), своими фасадами, формами, масштабностью украшали нашу главную улицу. Но после приватизации и подсчетов (владелец Р. Тарпан), что выгодней — реставрировать здание или сносить, а на их месте возвести «новострой», — был принят второй вариант, как более прибыльный.

Теперь на месте гостиницы «Большая Московская» стоит недостроенный «новострой», по высоте практически вдвое превышающий прежнюю четырехэтажную гостиницу, диссонируя с другими зданиями по улице Дерибасовской. На месте снесенной гостиницы «Спартак» пустырь, приспособленный под непрезентабельный базар. И это на главной улице!?

Нелегкая судьба досталась и знаменитому дому Руссова, который вот уже 15 лет находится в стадии так называемой «реставрации». Он дважды горел, все междуэтажные перекрытия и кровля обрушены.

Как известно, аппетит приходит во время еды, а для получения незаконной (причем безнаказанно за содеянное) прибыли, тем более. Но знаковых, высоко прибыльных участков земли в центральной части города для всех жаждущих обогатиться, за счет его главного ресурса, не хватало. Тогда власти в городе взялись за прибрежные — ценнейшие, рекреационные земельные участки.

Наша тенистая, уютная Аркадия — благоустроенная Аркадийская балка с гротами, поросшими мхом и увитыми плющом, фонтанами, склонами, засаженными различными породами деревьев. С центральной аллеей, обсаженной десятками веерных пальм, ведущей к самой линии нашего «самого синего моря». Одесская Аркадия, увы, ушедшая от нас, олицетворяла античное понятие Аркадии, как образа идеальной страны, счастливой и беззаботной жизни.

Сегодня — это забетонированная и покрытая тротуарной плиткой громадная площадь. Площадь, которая превращена в базар колониальных товаров с бесчисленными центрами общественного питания. Вся флора уничтожена, и если в недалеком прошлом, находясь на территории Аркадии, ты погружался в тенистую ауру, напитанную ароматами моря, то теперь — это аура зноя, пропитанная запахами дешевой кухни.

Французский бульвар: нескончаемые аллеи платанов и акаций, ведущих к морю. На красной линии которого были расположены особняки, дворцы, санатории, многие из которых являются памятниками славного историко-архитектурного прошлого нашего города. Красивейшая зона отдыха и рекреации для горожан, созданная в средине XIX века на территориях, принадлежавших частным лицам и переданных городу безвозмездно для создания этого бульвара.

Сегодня бульвар застраивается высотными домами, особняки и дворцы сносятся, зеленые зоны санаториев превращаются в строительные площадки. А сам бульвар превращается в узкий, глубокий городской каньон. Его проезжая часть стала одной из самых загруженных транспортных артерий города, аллеи платанов и акаций превращаются в сухостой. Но процесс строительства высотных монстров продолжается!

Печальный перечень уничтоженных или варварским методом «отреставрированных» памятников архитектуры и заповедных историко-архитектурных зон можно перечислять, к глубокому сожалению, еще очень долго — их количество растет из года в год.

И это, несмотря на возмущения и протесты горожан, критические и обличительные статьи и высказывания в городских средствах массовой информации, «круглые столы» и научно-практические конференции, регулярно проводимые Одесской академией архитектуры и строительства по этим вопросам. Но, несмотря на недостаточную результативность этих мер, их надо продолжать...

Вспомним, что благодаря требованиям горожан в 2000 году горисполком вынужден был заказать и заплатить два миллиона гривен (огромная сумма по тем временам) на создание нового «Опорного историко-архитектурного плана г. Одессы». Правда, под давлением лоббистов — нуворишей олигархов, и при полном согласии власть предержащих в городе он сократился, как шагреневая кожа. И теперь охватывает не 300 га городской территории (как было в сожжённом Плане), а всего 90 га. Количество зафиксированных памятников архитектуры сократилось на 60%. Но это действующий директивный документ, ограничивающий безмерный аппетит дельцов по уничтожению историко-архитектурных памятников в городе.

Реперные точки на пути сохранения статуса «жемчужины»

Исходя из опыта работы наших городов-побратимов — Марселя, Генуи, Валенсии, Йокогамы, Балтимора и других, где сохранение культурного наследия является важнейшим направлением деятельности властей города, необходимо весь этот сложнейший процесс вести в рамках существующего законодательного поля. Прежде всего, обеспечить неукоснительное выполнение положений Закона Украины «Об охране культурного наследия».

Городское управление по вопросам охраны объектов культурного наследия, которое дает соглашение и разрешение на проведение работ в зонах охраны памятников местного значения, должно быть укомплектовано специалистами-профессионалами с базовым образованием и только на конкурсной основе.

Управление охраны объектов культурного наследия Одесской областной государственной администрации, что выдает согласования и разрешения на проведение работ в зонах памятников национального значения, уничтоженное политическим гастролером экс-губернатором М. Саакашвили, должно быть восстановлено со статусом самостоятельной организации.

Одесский городской Совет должен своим решением наделить архитектурно-градостроительный совет города функциями не рекомендательного характера, а обязательными для выполнения их решений всеми без исключения застройщиками. В его состав должны входить представители профильных общественных организаций.

Названные органы государственного и местного самоуправления должны обеспечивать выполнение законов Украины: «Об охране культурного наследия», «Об архитектурной деятельности», «О регулировании градостроительной деятельности». Только тогда можно предотвратить своеволие в градостроительной политике, уничтожение ряда памятников культурного наследия нашего города.

И здесь я обязан в назидание на будущее рассказать о преступно-анекдотичной ситуации, которая сложилось во взаимоотношениях между властью города и областью в недалеком прошлом.

В мае 1994 года, постановлением Кабинета Министров Украины был создан Государственный историко-архитектурный заповедник «Старая Одесса», в состав которого было включено 915 памятников архитектуры.

Принятию этого постановления предшествовали многочисленные согласования и бесконечные хождения по властным кабинетам. Казалось, что дело, наконец-то, сделано. Но не тут то было... Между городской и областной властью разгорелся конфликт на почве — кто будет управлять заповедником. Конфликт пытались погасить комиссии из Киева, но стороны были непримиримы, конфликт разрастался с каждым днем. В итоге, 25 сентября 1994 года постановлением Кабинета Министров Украины заповедник «Старая Одесса» был ликвидирован. А суть конфликта была тривиально простой — кто будет заниматься переделом собственности и территорией заповедника.

На мой взгляд, такая постановка вопроса немыслима и невозможна при участии в этих вопросах организаций архитектурно-краеведческой общественности. И здесь городской и областной власти необходимо принять самое активное участие в организации и создании комфортных условий для их работы.

Одесская областная организация Украинского общества охраны памятников истории и культуры имеет свою славную историю по сохранению объектов культуры как в нашем городе, так и области. Сегодня у нее нахрапом было забрано арендуемое ею много лет помещение, в самый «горячий» момент раздачи охранных зон под застройку. И эта авторитетная организация больше десяти лет функционирует без помещения — фактически в подполье. Решение этого вопроса поможет УООПИК вернуть себе былое влияние в обществе, консолидировать свои ряды и стать надежной защитой памятников культуры города от уничтожения.

В обязательном порядке необходима повсеместная организация и проведение архитектурных конкурсов, общественных слушаний и обсуждений при застройке города. Принятые решения на проведенных общественных обсуждениях должны быть не рекомендательными, а основным критерием для власти, принимающей решение строить или не строить тот или иной объект.

Сегодня, когда неповторимость нашего города, его историческое, культурное наследие признают все иностранные специалисты в этой области, но квалифицируют отношение к ним как преступление. На их вопрос, а сможет ли Одесса сохранить статус черноморской жемчужины у моря с уникальным историческим и культурным прошлым, я убежден, что нужно отвечать утвердительно. Все предпосылки для этого имеются.

Первый многообещающий шанс — это предстоящая, необходимая по закону, корректировка Генерального плана города, при которой необходимо использовать все многочисленные наработки «круглых столов» и научно-практических конференций, проведенных за последнее время на эту тему.

На базе проверенной и утвержденной корректировки Генерального плана города разработать «Стратегию сохранения историко-архитектурного наследия в городе». Состав разработчиков, обладающих высоким кадровым потенциалом, профессионалов, подготовленных специалистов, патриотов города для этого документа уже есть — это кадры Одесской архитектурно-строительной академии.

Стратегию сохранения архитектурного наследия тесно и органически увязать со Стратегией устойчивого развития города. Имея эти системные документы и выполняя их, можно реально решать вопросы по их финансовому обеспечению.

Валентин Симоненко. Доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной Академии наук Украины, Герой Украины



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
фотостудии аренда харьков
Поиск:
Новости
21/08/2019
По информации, опубликованной на сайте ООО «ОдессагазПоставка», за газ, потребленный в августе, установлена цена 6355 грн. за 1000 куб. м.
21/08/2019
В Ивановке начался ремонт крыши школы, в которой когда-то учился первый редактор газеты «Вечерняя Одесса» Борис Деревянко, и которая сейчас носит его имя...
21/08/2019
До 10 сентября с.г. введен запрет на вылов азово-черноморской кефали в Черном море...
21/08/2019
Кабинет Министров сообщил о намерении провести перепись населения Украины в 2020 году...
21/08/2019
Щороку напередодні Дня Незалежності України ми вшановуємо одну із головних національних святинь — Державний прапор України...
Все новости



Архив номеров
август 2019:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31


© 2004—2019 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.020