За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Политика

Михаил Поживанов: «Мы разные. Но мы едины»

№43 (9174) // 25 марта 2010 г.
Михаил Поживанов

Журналисты любят Михаила Поживанова за умение резать «правду-матку» и говорить только то, во что он верит. Его открытость, такая редкая черта у политиков, подкупает.

В апреле Михаил Поживанов отметит 50-летний юбилей. Эту замечательную дату Михаил Александрович встречает в хорошей форме: за плечами у него огромный опыт работы на самых высоких должностях, личные победы на выборах, научная степень, удовлетворение от внедрения собственных изобретений, крепкая семья. Впереди у Михаила Поживанова, безусловно, еще более амбициозные планы. В канун своего юбилея он рассказал о некоторых из них.

— Считается, что чаще всего добиваются успеха в жизни те, у кого за спиной нет тылов, не на кого рассчитывать. Но ваш отец был известным ученым и металлургом. Насколько решающую роль это сыграло?

— Я действительно родился в семье известного металлурга. Но почет и признание мой отец получил намного позже, когда я был уже взрослым. А в моем детстве родители тяжело трудились на заводе и учились в вечерней школе. Жили мы в коммуналке в Днепропетровске. Первую квартиру моему отцу пообещали дать, когда мне исполнилось пять лет. Для этого нужно было переезжать в Липецк, и помню, что мои родители сперва долго искали этот город на карте. Так мы оказались в России.

Не буду врать — в роскоши мы не жили, и не все давалось легко. Но мой отец дал мне намного больше, чем какие-то материальные ресурсы. Он научил меня основным жизненным принципам, которые помогли мне чего-то достичь. Именно эти принципы я теперь пытаюсь привить своим трем сыновьям.

— Именно поэтому вы решили пойти по стопам отца — в металлургию?

— И поэтому тоже. Я поступил в Московский институт стали и сплавов. Жил в общежитии, в комнате с другими пятью студентами. Денег, как и всем, не хватало. Поэтому я уже после первого курса стал искать подработки. И сторожем был, и вагоны разгружал, и ездил контролером в трамвае, потом устроился на кондитерскую фабрику «Ударница». А на старших курсах я уже занялся наукой, стал автором ряда научных изобретений, оформил патенты, стал получать высокие выплаты.

— В Москве остаться не мечтали?

— А я мог остаться, потому что женился на москвичке. Но все-таки решил ехать на завод. У нас в семье всегда царила уверенность, что надежнее заводской трубы в жизни нет. Отец брал меня на завод с 14 лет. Он сам с матерью начинал на производстве с самых низов, и такой трудовой путь считается у нас самым правильным.

Поэтому я приехал в Жданов (теперь — Мариуполь), на металлургический комбинат «Азовсталь». Работая на заводе, продолжал заниматься разработкой собственных изобретений. Потом ушел в докторантуру. Занимался наукой и параллельно — бизнесом. В то время многое менялось вокруг. Те условия, в которых мы привыкли жить, уже не существовали. Нужно было искать себя заново, пробовать освоить незнакомые сферы.

— И тогда вас потянуло в политику?

— Еще при советской власти я баллотировался в местный совет в Мариуполе и выиграл. В 1994 году стал депутатом Верховной Рады, и в том же году меня избрали мэром полумиллионного города.

— Вы знаете местное самоуправлении как свои пять пальцев: в 1996 и 1997 году вы входили в тройку лучших мэров страны. Признайтесь, это было золотое время для вас?

— Это было очень сложное время. Но я до сих пор горжусь тем, что мы первые в стране смогли погасить всю 9-месячную задолженность по зарплатам и годовую — по пенсиям. Потом на наш опыт равнялась вся страна, включая столицу.

Свое видение принципов формирования местной власти я стремился закрепить законодательно, став соавтором XI раздела Конституции, посвященного местному самоуправлению и закона Украины «Про местное самоуправление».

Несмотря на очевидные достижения, я всегда оставался «неудобным мэром» для высших руководителей, поскольку последовательно отстаивал интересы горожан. И в 1998 году было сделано все, чтобы убрать меня с должности мэра Мариуполя. Это были первые серьезные фальсификации в Донецкой области, и я смог их доказать в суде, но — только в 2002 году.

— Уже тогда стало ясно, что, добившись многого в 35 лет, вы в Мариуполе не задержитесь...

— Я уезжал из Мариуполя не потому, что мечтал о больших городах. Атмосфера в городе после выборов 1998 года была для меня тяжела. Я забрал семью и уехал в Киев, не очень представляя, что буду там делать. Создал Фонд муниципальных реформ «Магдебургское право», куда вошли прогрессивно мыслящие мэры городов Украины. Объездил всю страну с лекциями для депутатов местных советов.

А в 1999 году меня пригласил в команду тогдашний глава Киевской городской госадминистрации Александр Омельченко. Я был одним из руководителей его избирательного штаба, а после выборов — заместителем. Отработал в Киевской администрации больше пяти лет.

— Вы и сами не раз заявляли о желании возглавить столичную власть. Будете баллотироваться в мэры Киева снова?

— Я досконально знаю, как наладить городское хозяйство. Бывший городской голова несколько ревностно относился к тому, что кто-то из его замов серьезно прорабатывает какое-то направление. Поэтому сферы ответственности замов часто перераспределялись. Благодаря этому я досконально знаю все городское хозяйство и считаю себя наиболее подготовленным к должности столичного головы...

Я критически отношусь к тому, что происходит в столице при мэре Черновецком. Киевляне заслуживают честной и профессиональной власти, которая должна прийти на следующих выборах.

— Чему вас научил опыт работы в правительстве?

— Выдерживать колоссальное давление. В свое время не очень хотел идти руководить Госкомрезервом, но меня об этом попросила Юлия Тимошенко. Такие структуры находятся на пике столкновения интересов. Я сделал все, чтобы государственные интересы были защищены. Мы провели мясную, сахарную и другие интервенции, удержав цены. Из Госкомрезерва я ушел на должность заместителя министра экономики, оставив полностью укомплектованные склады. Сейчас таких запасов там уже нет.

— Вы не были готовы к тому, что Ю. Тимошенко проиграет президентские выборы?

— Мы были нацелены на победу. Но руководством нашей силы были сделаны ставки не всегда на правильных людей. Поэтому не везде сработали успешно. Мне лично за свой результат в округах Одесской области, за которые я отвечал, не стыдно.

— Какие реформы вы считаете самыми необходимыми?

— Нам надо уделить внимание упрощению регуляторной среды. Чем меньше разрешительно-запретительных документов, тем меньше коррупции и лучше инвестиционный климат. Также необходимы налоговая и банковская реформы.

— Как вы оцениваете первые шаги нынешней власти?

— Они очень противоречивы. Вроде бы предыдущую власть критиковали за массовые увольнения — но теперь, при Януковиче, подход к кадрам тот же...

Потом, сколько было сказано о «вреде заимствования» за рубежом, а сейчас Азаров заявляет, что надо брать кредиты, и побольше.

Опять же, местные выборы отменили. Кумовство процветает не хуже, чем при Ющенко. Новая власть ведет себя непоследовательно, наступает на старые грабли.

— Вы являетесь сторонником семипроцентного проходного барьера для партий на парламентских выборах. Почему?

— Во Франции и России — семипроцентный барьер, в Турции — десятипроцентный. Чем занимаются в парламенте наши мелкие фракции? Кроме сшибания денег и должностей — ничем. Но у этих фракций — «золотая» акция, они всегда выторговывают себе должности, которые они не заслуживают.

Еще я бы обязательно ввел в Украине открытые списки на выборах в парламент и областные советы, вернул бы мажоритарные выборы на уровне сел, поселков, городов и районов областного подчинения. Кроме того, мэры городов должны избираться в два тура.

— Хотели бы вы, чтобы ваши сыновья тоже шли в политику?

— Главное, чтобы они выросли нормальными людьми и выбрали себе тот путь, который им по душе. Мой старший сын закончил институт международных отношений, сейчас проходит стажировку в Австрии. Средний вернулся из армии, учится на заочном, работает в «Макдональдсе». А младший сын — еще семиклассник, ему нравится биология.

Безусловно, я хочу, чтобы мои дети жили в демократической и свободной Украине. Идеалом для нас должно стать национальное единство. Как в США: «Нас много, но мы едины». Для Украины я бы перефразировал этот лозунг так: «Мы разные, но мы едины!»

Я верю, что мои дети смогут принести пользу моей стране и почувствовать радость от результатов своего труда. И эта вера делает меня счастливым человеком.

Вела интервью Оксана Радченко



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
14/11/2018
В Стамбульском парке работники коммунального учреждения «Муниципальная стража» задержали мужчину, который выкапывал декоративные елки...
14/11/2018
Из областного бюджета по распоряжению председателя Одесской облгосадминистрации Максима Степанова на лечение пациентов с ишемической болезнью сердца направят 1 млн. 700 тыс. гривен...
14/11/2018
Шановні працівники радіо, телебачення та зв’язку! Щиро вітаю вас з професійним святом — Днем працівників радіо, телебачення та зв’язку!
14/11/2018
Погода в Одессе 16—22 ноября
14/11/2018
«Между мифом, сакральным и утопией» — так называется лекция, которая состоится сегодня, 15 ноября, в 16.00 в Одесском филиале Греческого фонда культуры (переулок Красный, 20)...
Все новости



Архив номеров
ноябрь 2018:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30


© 2004—2018 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.047