За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Одесса: годы и судьбы

«Я начальник самого большого в мире пароходства...»

№44—45 (10891—10892) // 30 апреля 2020 г.
Олег Томас

Проходя как-то по узкой тропинке Второго христианского кладбища, я внезапно наткнулся на могилу Олега Константиновича Томаса — одессита, легендарного начальника Одесского порта, затем и всемогущего начальника Черноморского морского пароходства (ЧМП). За металлической оградкой более чем скромный памятник, рядом — могила матери.

Сразу припомнилось 1 марта 1989 года, пасмурный день, холодное небо. В этот день не стало Олега Константиновича, трагически ушедшего из жизни. Кому и о чем сегодня говорит его фамилия?..

СЕГОДНЯ — это когда уже давно нет Черноморского морского пароходства; когда Одесский порт находится, увы, в тени своего былого величия; когда в Одессе, на Итальянском бульваре, в 2016 году варварски был снесен памятник деду Олега Константиновича — Михаилу Дмитриевичу Томасу, одесситу, активному участнику революции 1905 года, человеку, непосредственно связанному с событиями на броненосце «Потемкин»; когда уже нет ни улицы, ни сквера имени этого героического человека. Таковы реалии сегодняшнего дня...

...В конце 1979 года Олег Константинович был приглашен на работу в институт «ЧерноморНИИпроект» на должность главного специалиста отдела проектирования портов и судоремонтных заводов. Вплоть до конца 1987 года, до перехода в институт «ЮжНИИМФ» (теперь «УкрНИИМФ»), он работал начальником этого отдела. В «ЮжНИИМФе» руководил разработками «Генеральных схем развития морского транспорта до 2005 года».

А близко познакомились мы случайно. Как-то он узнал, что я серьезно интересуюсь старой Одессой и историей Одесского порта; что у меня большая коллекция дореволюционных почтовых открыток Одессы, включая различные виды порта. С тех пор, если в разговоре с кем-то возникали какие-либо вопросы по истории Одесского порта и его объектов, Олег Константинович тут же звонил мне. Я, в меру своих познаний, часто участвовал в таких «разборках».

В работе Томас отличался выдающейся скромностью. Портовое хозяйство знал досконально. К людям относился по-доброму, никогда не позволял себе повысить голос или дать понять, что он начальник. Как-то раз на оперативке директор института спросил: «Почему от вашего отдела никто не едет на выходные работать в колхоз?!». Томас ответил, что у всех есть на то конкретные причины. Директор зло пошутил: «Тогда хоть сами езжайте». Томас поехал...

Он мог терпеливо выслушивать поучения главного специалиста института по портам, который рассказывал ему (!) или при нем, как должен работать порт. Иногда Олег Константинович не выдерживал и тактично просил: «Я вас очень прошу... Очень-очень прошу... Ну, не надо...». На этом все разговоры о том, «как надо работать порту», заканчивались.

ОТ ТОМАСА я услышал подробности трагедии «Умани», затонувшей в январе 1964 года в Кадисском заливе, перевозя железорудный концентрат. Даже через много лет о гибели «Умани» помалкивали. Я же услышал мнение профессионала-эксплуатационника со всесторонней оценкой этого трагического события. Всё без утайки, в том числе о головотяпстве и бюрократизме чиновников ЧМП и Минморфлота СССР. Собственно, Олег Константинович и подвигнул меня к написанию книги с анализом обстоятельств, приведших к аварии (Исследовательский очерк «Умань». Последнее «прости»...» в книге М. Б. Пойзнера «Корабли моей памяти», 2006 г., ред.).

Одессу Томас любил безмерно. Хорошо знал окраины, восхищался мысом Большой Фонтан и Дачей Ковалевского. Недоумевал: «Зачем нужен был тупой эскалатор... на фоне «пальчики оближешь» Потемкинской лестницы?».

...Вообще о Томасе мне рассказывали много и многие.

Мои приятели с рефрижератора («банановоза») «Котовский» рассказывали, что в самом начале 70-х годов Олег Константинович был главным советским советником Министерства торгового флота и портов Кубы. Даже стал близким другом самого Фиделя Кастро! И вот как-то в Гаване, выезжая из порта, Томас проскакивал на джипе мимо группы наших моряков. Остановился: «Ребята! Быстро садитесь, подброшу к проходной». Те вежливо отказались. Тогда Олег Константинович, уже резким тоном: «Та садитесь, говорю! Я же знаю, что все вы выносите одеколон!!! А на проходной меня не останавливают!».

Рассказывают, что в 1981 году, в перерыве между заседаниями XXVI съезда КПСС, в Одессу прилетел Фидель Кастро. Он был гостем на этом съезде. Еще в аэропорту, рассмотрев встречающих, он настороженно спросил: «А где Олег?!». Ему наврали. Мол, отсутствует по объективным обстоятельствам. В то время Олег Константинович был в круговой опале. Изгнан и забыт. Всё решали в Москве и Одесском обкоме партии.

Но по себе я знаю, как относились к Олегу Константиновичу в Одесском порту. Он бредил Одесским портом. Он знал всё и всех. Помнили и его.

Памятник О. К. Томасу на Втором христианском кладбище
Памятник О. К. Томасу на Втором христианском кладбище

Летом 1984 года в порту, в тылу причала № 3, мы испытывали сваи из нового сварного шпунта зетового профиля. Испытательный стенд выглядел, мягко говоря, громоздко, и, конечно, всё было очень далеко от требований по технике безопасности. Я это понимал не хуже других. Но оставалось буквально день-два до завершения испытаний. И тут мимо проехал «пирожок», из него выскочил тучный мужик. Подошел и жестко скомандовал: «Не дай Бог, это рухнет! К утру всё разобрать! Иначе ждите не просто неприятностей!». Оказалось, что мужик этот заведует портовым складом где-то на Карантинном молу. Мои же объяснения никто не хотел слушать.

К вечеру я поехал в институт решать, что же делать. В коридоре случайно столкнулся с Томасом. Я стал возмущаться: «Какой-то там завскладом командует в порту парадом». Описал внешность этого завскладом. Томас с усмешкой заметил: «А! Это Яша Кушнир с третьего склада. Это не просто завскладом. Совсем не просто. Он имеет право подписи на вывоз из порта!». И затем: «Завтра, прямо с утра, подойди к нему и передай привет от Томаса».

Утром злополучный завскладом объявился сам. Поздоровавшись, я проронил: «Вам лично привет от Томаса». Завскладом тут же покраснел: «Вы знаете Олега Константиновича?!». Я кивнул. Тогда он: «К концу рабочего дня вам передадут для него ящик апельсинов и еще кое-что. И не переживайте, на проходной не остановят». Так без скандалов завершился важный для порта эксперимент. Впоследствии такие сваи были погружены в лицевую стенку причала №3 при его реконструкции.

КАК-ТО во время перекура у портовой «мусоросгоралки» один пожилой кочегар сказал: «Олег столько сделал для нас, что, если бы было можно, так его портрет здесь повесили бы вместо портрета Ленина». Это мнение было всеобщим.

Когда никто категорически не давал разрешения на погрузку на паром институтского грузового автомобиля-фургона для перевозки в Поти, одним телефонным звонком Томаса все запреты были сняты.

...В начале мая 1988 года я по блату попал в Межрейсовую базу моряков — работал над замечаниями издательства «Транспорт» по моей книге. В это же время здесь отдыхал и Олег Константинович. Утром он будил меня на зарядку, потом — пробежка. Вечерами, за бутылкой «Шампанского», он зачастую доверительно беседовал со мной и еще несколькими знакомыми.

Тогда я, дело прошлое, как-то разоткровенничался, затронув одну тонкую интимную тему. Олег Константинович обнял меня: «Если любовь закончилась, значит, она никогда не начиналась. Значит, ничего и не было». Его слова со мной всегда...

Томас рассказывал, как в 1963-м, в результате безответственной политики в сельском хозяйстве, страна осталась без хлеба. Как Одесский порт стал основным по перевалке импортного зерна. Как тогда в рекордные сроки портовики разгрузили «Манхеттен» — чуть ли не самое большое сухогрузное судно в мире. Как лично ему какая-то иностранная фирма (кажется, канадская) подарила новенький «Мерседес», который он тут же передарил нашему Инфлоту. И о послевоенной Одессе, и о безотцовщине, и о Водном институте, и о любимом баскетболе, и как потом начинал работать в Новороссийском порту.

От редакции. Томас Олег Константинович (1930—1989) — начальник Одесского порта с 1962-го по 1979 год; в 1976—1978 годах начальник ЧМП; глубокий практик морского дела, он был прозван в Одессе «эксплуатационником №1»; кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак почета». С 1979 года работал в Одесском институте инженеров морского флота, в институте «ЧерноморНИИпроект», затем в Одесском проектном институте «Южный научно-исследовательский институт морского флота».
Очерковых материалов об О. К. Томасе практически не содержится в Интернете. Старожилы Одессы вспоминают, что Минморфлота отстранило Томаса от дел, «навесив» на него производственные грехи «паперэдников» — бытовала и такая практика, — а на его место назначило «своего» человека.
Результатом стали неприкаянность в личной жизни, болезни и, в конечном счете, самоубийство.
Краевед Михаил Пойзнер считает, что история жизни столь масштабной личности, как О. К. Томас, в 32 года возглавивший крупнейшее в стране морское предприятие, блистательный специалист, глубоко человечный руководитель, нуждается в подробном изучении. Изыскания еще впереди.

Я часами слушал, тайком записывая его отдельные откровения. Думаю, сейчас уже можно рассказать и обо всем этом. Это тоже маленькие штрихи к портрету большого человека.

Я еще и сегодня слышу его хрипловатый голос... Прислушайтесь тоже.

Слободка

«...Я очень любил Слободку.

Слободка всегда напоминала мне еще ту старую Одессу. Чего только стоил один 15-й трамвай! А люди? А разговоры?!

Бывало, закончу работу. Голова трещит... Все-таки начальник ЧМП. Говорю водителю: «Давай на Слободку!». Отпускаю машину. Что, я сам дорогу назад не найду?!

Иду и... любуюсь вокруг. И было по-всякому.

Как-то вижу, за забором девушка вешает белье. Спрашиваю: «А может, помочь?». Она: «А ты откуда взялся такой?». «Та, — говорю, — морячок я. Вот только с рейса». Так слово за слово. А я ж тогда был холостяком... Понятно?!

...Утром иду звонить. Я-то знал, что на всей Слободке всего, может, телефонов-автоматов штук шесть: три — возле больниц (областной, детской и психушки) и еще три — возле музыкалки, спецмотобазы и, конечно, возле базарчика.

Вызываю свою машину — и на Ласточкина, в пароходство. В кабинете ванная, бреюсь. Всё, к работе готов!

Вот тебе моя Слободка!».

Масик

«Как раз, когда я вместо Голдобенко заступил начальником ЧМП, в Одессу прислали этого Масика. Был он тогда вторым секретарем Одесского обкома партии. Шишка! Говорили, что даже мимоходом где-то успел, окончил какой-то водный институт. И, может быть, поэтому считал себя большим специалистом по морскому флоту! Сам же он откуда-то из глухой Винницкой области. Может, даже когда-то впервые увидел в Одессе трамвай. Может, даже дергал трамвайные двери «на себя» — наверное, думал, что они именно так открываются.

Так вот, этот Масик, если не ошибаюсь, Константин Иванович, пытался меня учить, как надо руководить пароходством. Понятно, как я реагировал. При всех ставил на место. Вообще, он лихорадочно искал на меня любой компромат. Буквально везде искал.

Ну, вот, свадьбу моей дочери мы делали в «Адмиральском домике», на Межрейсовой базе моряков. По распоряжению того же Масика проверяли, как я рассчитывался за свадьбу. Искали-искали, но так ничего и не нашли. Правда, прицепились, что я не рассчитался...с официантами. Действительно, «через кассу» я не платил. Мы же в Одессе! А это же люди. С каждым рассчитался отдельно, наличными.

Ну, и зачем это говорить? Ну, сделали начет...

Ну, да Бог с ними».

Комитет партийного контроля

Где-то в году, кажется, 77-м или даже 78-м. Заходят ко мне в кабинет на Ласточкина двое парней. Лет так, наверное, по 35. Наглаженные, в костюмах и галстуках. С портфелями. Прически с проборами. «Здравствуйте, Олег Константинович! Мы из Комитета партийного контроля при ЦК КПСС (!!!). Откройте, пожалуйста, сейф!». Еще ТЕ коммунисты!

Всё это, наверное, после того, как я «завелся» с Масиком.

А эти ребята из команды самого Пельше (!!!). (Арвид Янович Пельше — председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС с 1966 по 1983 гг., ред.). И с большими полномочиями — могли отстранить от работы даже первого секретаря обкома!

Я тут же за внутренний телефон: «Начальника охраны ко мне!».

Заходит начальник охраны. Я: «Как эти люди прошли? Они разве работники пароходства? Напишите объяснительную по факту. А посторонних вывести!».

Они кинулись: «Вы как себя ведете?!». Я: «А вы как?! Я начальник самого большого в мире пароходства. Начинайте не с сейфа, начинайте уважать людей и их труд».

Думаю, что они так ничему и не научились».

ТАКИМ был Олег Константинович Томас — прежде всего дело и люди.

...Как-то возле экипажа средней мореходки на Канатной столкнулся Олег Константинович с молоденьким курсантом. Тяжело вздохнув, он произнес: «Ой, хлопчик! Как бы я сегодня обменял свою пароходскую мичманку на твою, курсантскую! С твоей стороны такой обмен был бы неравноценным. Хотя сейчас ты этого все равно не поймешь».

Мы тоже тогда не понимали Олега Константиновича...

...Отстраненный от больших дел, он буквально сгорал на глазах.

Ему было отмерено жизни неполных 59 лет.

В 1993 году сухогруз «Волжский-48» был переименован в «Олег Томас». В 2001 году «Олег Томас» был продан туркам, получил новое название «Cherokee». И сейчас бегает где-то в Босфоре, под мальтийским флагом. Олега Константиновича еще раз предали...

Теперь о Томасах в Одессе ничего не напоминает.

После его смерти ушло не одно поколение моряков и портовиков. Страна лишилась своего флота.

Но мы не должны лишиться памяти.

Памяти об этом светлом и благородном человеке.

Михаил ПОЙЗНЕР



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

04.06.2020 | Анатолий Михайлович
Многие годы работал в Управлении пароходства. Немало потрудился на судах заграничного плавания ЧМП. Многие из нас помнят как Масик глумился особенно над капитанами дальнего плавания. Хотя они проходили согласования и утверждение на должности В ЦК КПСС и в Министерстве морского флота СССР. От компартийных номенклатурщиков в Одессе многое тоже зависело.Поэтому нужно было угождать им под официальными вывесками партийных органов. А Константин Масик любил щедрые подношения, кабаки, сабантуи и рестораны. Кто к нему попадал в немилость,считайте виза будет закрыта и карьера моряка-загранщика поломана. Так-что не следует идеализировать,что якобы Масик требовал партийной дисциплины.Как опрометчиво в какой-то "слухалке" редактор "Вечерней Одессы" попытался его чуточку обелить. От той грязи,какую он нацеплял на себя в Одессе, его обелить невозможно. А начало уничтожения Олега Томаса лежит виной полностью на бесчинствовавшем в те годы в Одессе втором секретаре обкома КПУ Масике.
29.05.2020 | Александр,работник парткома ЧМП
Михаил Пойзнер описал события давно минувших дней, но острой болью отзывающиеся в памяти неравнодушных людей, на глазах которых Константин Масик учинял свой беспредел в Одессе и Одесской области с 1976 г. по 1981 год.Руководящие кадры парторганов и вся партноменклатура с облегчение вздохнули,когда Щербицкий велел Масика забрать в Киев на должность зампреда Совмина УССР по транспорту. Но к тому времени угробили талантливого руководителя ЧМП Олега Константиновича Томаса. А потом целенаправленно и методично доводили его до самоубийства.Однако,среди зарвавшихся карьеристов в качестве пидлабузников у Масика находилось немало,как в Великую Отечественную войну всегда появлялись полицаи, провокаторы и предатели.Среди нас тогда были типы, которые,угождая Масику беспрекословно, сделали стремительную номенклатурную карьеру. Комитет комсомола ЧМП, партком ЧМП, горком партии или даже Одесский обком КПУ. А кое-кто взлетел и до ЦК КПСС. Вот об этой странице печальной истории самого крупного в мире Черноморского пароходства следовало описать в книгах и в публицистике.Тогда становится вполне понятными условия и предпосылки, приведшие к кадровому развалу в ЧМП. Вот такая просьба к Михаилу Борисовичу Пойзнеру и Олегу Суслову.
22.05.2020 | Пётр,кадровый работник ЧМП
Мнгчисленным преступлениям Масика в Одесском обкоме партии - несть числа. Особенно он приказывал уничтожать честные кадры.А молодых специалистов особенно с морской специальностью приказывал третировать и ломать,как он любил выражаться, через колено.Чтобы понимали партийную дисциплину и партийную мораль. Так что Олег Константинович Томас - далеко не единственная жертва ненасытного Константина Масика. За 5 лет партийной тирании в Одесском обкоме КПУ этого вредителя неимоверно пострадали грамотные и честные кадры траспортной отрасли, особенно морехозяйственного комплекса, правоохранительных органов власти и сферы оргпартработы, включая профсоюзы и даже комсомол. Тогда 1-й секретарь обкома Кириченко Н.К. зачастую не мог унять разбушевавшегося Масика.Даже и через Члена Политбюро ЦК КПСС, 1-го секретаря ЦК Компатии Украины Владимира Васильевича Щербицкого. Вот какие истории, подорвавшие кадровую политику в Одессе во времена бесчинств необузданного Масика, хотелось бы попросить Михаила Пойзнера и Редакцию "Вечерней Одессы" публиковать в дальнейшем.
15.05.2020 | Виктор Дмитриевич,работник Баскомфлота ЧМП
Предыдущий автор комментария прервался на полуфразе. Особенно для капитанов судов загранплавания античеловеческая роль Масика была наглядно вредительской.Он беззастенчиво мог расправляться со своей собственной партноменклатурой. То есть над помполитами.Одного телефонного указания Масика из обкома партии было достаточно,чтобы 1-й секретарь парткома ЧМП на ближайшем заседании отстранял помполита от должности.Комсостав и моряков загранплавания безосновательно могли снять с загранрейса,закрыть визу,отправить в базу резерва или на судоремонтные предприятия.Якобы на зарабатывание характеристики.Особенно если в этом был заинтересован Масик.Даже зав.отделом транспорта и связи Одесского обкома КПУ Ткаченко Дмитрий Васильевич не мог порой возразить компартийному деспоту.Не говоря уже о том,что члены КПСС трусливо молчали.
13.05.2020 | Игорь Петрович,коренной одессит
После окончания Одесского Водного института работал на различных должностях в ЧМП.Хорошо мне известна госпартноменклатура и система компартийного произвола того времени, когда бездари расправлялись с настоящими лидерами и талантами.В эти жертвы попал и Олег Томас.А роль Масика К.И. тогда в Одессе была зловредной и подлой.Особенно для
04.05.2020 | Авенир Маврокордато, одессит в четвёртом поколении
Несмотря на непростую вирусологическую ситуацию и не испрашивая разрешения у властей, позволю себе от всей души поблагодарить автора настоящей статьи, посвящённой ещё одному светлой памяти настоящему одесситу и одесситам высшей пробы, поименование улиц в чью честь было таким обязательным актом со стороны города-Героя.
Одновременно и на тех же основаниях позволю себе снова высветить всего лишь два из так называемых «достижений Cherokee нового времени».
Только констатация изложенных в настоящей статье документальных фактов о том, что «В 2001 году «Олег Томас» был продан и получил название «Cherokee». Олега Константиновича еще раз предали.Теперь о Томасах в Одессе ничего не напоминает...» и в другом (уже прошлом) материале «Сваи в гробах, а что в головах?» от 21 января 2020 г. (№8 (10855) // http://vo.od.ua/rubrics/problemy-i-konflikty/43969.php) о людоедском кощунстве тех же «одесских» вандалов, не так давно осквернивших и уничтоживших могилы предков старинных одесситов высокой пробы, позволяет ещё раз утверждать, что очень многое из области морали катастрофически неладно не только «в Датском королевстве» (если вандалы понимают о чём речь). Уверен, что не понимают – иначе писали бы поэмы, а не размахивали дубинами. Как сказано в Псалме 113, «...есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат; есть у них ноздри, но не обоняют; есть у них руки, но не осязают; есть у них ноги, но не ходят; и они не издают голоса гортанью своею. Подобны им да будут делающие их и все, надеющиеся на них». Но что им Псалмы по сравнению с их «планов громадьём»...
Поиск:
Новости
03/06/2020
Точнее — с 25 июня по 17 июля. Как рассказал директор регионального центра оценивания качества образования Анатолий Анисимов, зарегистрировались на основную сессию ВНО в этом году 23020 человек...
03/06/2020
Правління та секретаріат Одеської регіональної організації НСЖУ щиро вітають вас з професійним святом...
03/06/2020
По информации Одесского областного лабораторного центра МОЗ Украины, на утро 3 июня в Одесской области лабораторно подтверждены 919 случаев COVID-19. Из них 226 человек — жители Одессы. За последние сутки в регионе зарегистрированы 13 новых случаев заболевания, из них два — у одесситов, 11 — у жителей районов области, сообщает пресс-служба горсовета...
03/06/2020
С 1 июня в Одессе заработали камеры слежения, установленные в рамках проекта фотовидеофиксации нарушений Правил дорожного движения...
03/06/2020
9 червня 2020 року з 10.00 до 11.00 вiдбудеться «Пряма гаряча телефонна лiнiя» заступника начальника Головного управлiння Пенсiйного фонду України в Одеськiй областi Юрiя Володимировича Пархоменка...
Все новости



Архив номеров
июнь 2020:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30


© 2004—2020 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.027