За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Культура

Происшествие в Южной Пальмире

№16—17 (11153—11154) // 17 февраля 2022 г.
Роман-буриме

Глава 7

Зебры Вазарели

ПЕРВЫЙ СОН МАРИИ АЛЕКСАНДРОВНЫ

Тем утром Маше приснился сон. Будто она заночевала не дома и проснулась где-то на окраине Киева. Смотрит на часы, а там 11. В школе надо быть уже в 8.30. Она хватается за телефон — телефона нет. Мария Александровна представляет себе выражения лиц завуча и коллег. Ощущает их жгуче-неприятные мысли о ней, учительнице и классном руководителе, не пришедшей к первому уроку. Стыд и позор таким! А она даже связаться ни с кем не может, чтобы сказать, что едет. Мария спешит в метро. Надо купить билет. Она засовывает в автомат железный рубль времен СССР с профилем Ленина, из автомата вылетают жетон, куча звенящей мелочи и яркая сине-фиолетовая купюра. Это 500 евро. Вокруг автоматов ходит мальчик-подросток, ему не хватает на вход в метро. Мария Александровна дает ему желтую потрепанную гривню:

— Вот бери, теперь хватит! Скажи, как проехать в центр?

— Очень просто, — отвечает мальчик и показывает на эскалатор, — тут садитесь и приедете в Семино. Или в Петрухино, если вам надо.

«Вот так попала! Край цивилизации! — думает про себя Мария. — И какие-то станции, названные в честь моих детективов из полиции. Интересно, что они такого замечательного совершили, что в их честь называют остановки столичного метро?» Мария смотрит на схему. Линии вьются, как русла рек, рядом с реками две пирамидки. Фокусируется. На одной написано Семино. На другой — Петрухино. Схема метро ей незнакома. И все же Мария Александровна устремляется к эскалатору и… просыпается. Смотрит на часы. На часах 8. Вставать надо в 9. Она не в Киеве, а в Одессе у себя дома. В школу идти не нужно, потому что за окном — лето, август, каникулы. И главное: она никуда не опоздала и никого не подвела.

«Тройной кайф!» — улыбается и жмурится Мария Александровна, растягиваясь в белоснежной постели на манер морской звезды. Солнечные лучи заливают комнату. Теплый ветерок приносит с балкона запах созревающего винограда и теплых виноградных листьев. Мария Александровна энергично вскакивает с кровати и бежит на балкон, чтобы проверить, действительно ли созрели ягоды на любимой лозе. Она отправляет в рот фиолетовую ягодку. Готовы, но не совсем!

«Где надо быть в 10? — спрашивает себя наша героиня и вспоминает, что через два часа надо оказаться в отделении на допросе у старшего лейтенанта Семина. Мария Александровна падает на кровать. — Почему?! Вот бы не идти на допрос! А поехать на дачу. Там, наверное, созрел персик с белой мякотью и красным бочком. Сейчас с белой мякотью даже в Одессе найти трудно, а там есть. Но дача вроде бы теперь не моя. Как это глупо!»

* * *

Буквально два дня назад Семин уже беседовал с Марией Александровной. Старший лейтенант посверкивал лысиной, надевал и снимал очки, смотрел на нее поверх очков и рассказывал страшные вещи. Якобы с тремя людьми, которых Мария Александровна встретила в день сделки, в день продажи дачи в Затоке, произошло ужасное. Из его слов выходило, что красавца Костю Хемингуэя, с которым Мария готова была сразу хоть в ад, убили. А два других парня, с которыми она прикатила на машине в Аркадию, исчезли. Первый — Роман — был ее товарищем. А Сергея, он работал вроде бы в музее, она видела впервые.

— Идентификация человека возможна по папиллярным узорам рук, составу волос, крови, слюны, ногтям, костным останкам, следам губ, зубов, ног, обуви, а еще по признакам внешности, — говорил Семин.

— К чему это вы ведете? — спрашивала Мария.

— Надо составить словесный портрет Сергея, — отвечал Семин.

— А Интернетом не думали воспользоваться?

— Давайте сначала по старинке!

Кучу времени ушло в тот раз на составление портрета.

И вот опять следователь Семин вспомнил про Сергея.

— Я про него все рассказала. Сначала сидел в машине, как робот. Выпил коньяка и анекдоты стал рассказывать.

— Какие анекдоты?

— Вот с такой бородой. Один слышала от моего ученика, третьеклассника, — сказала Мария Александровна.

— Расскажете?

— Могу, но там про полицию.

— Давайте!

— Так вот. Киллер просто чихнул, а полиция второй месяц расследует убийство продавщицы газетного киоска.

— Анекдот про киллера, — Семин сделал пометку в блокноте, — еще помните?

— Конечно. У меня хорошая память, я же в школе работаю… Помнила. Да! Но сейчас почему-то выпрыгнуло из головы…

— Многовато у вас из головы повыпрыгивало, — промычал Семин, — а дело серьезное. Сначала думал, что будем ваши деньги искать. А тут расклад покруче… Собственно, зачем я вас сегодня вызвал. Покупательницы вашей дачи нет уже в живых.

— Как нет?

— Найдена мертвой. Задушена на Молдаванке.

Мария Александровна застыла на несколько секунд, глядя на Семина, по ее левой щеке скатилась слеза, вторая слеза проползла по правой.

— Можно я пойду, мне срочно надо уехать, — пролепетала Мария.

* * *

Как назвать тот комплекс чувств, который возникает во время побега? Мария села в такси и попросила водилу, чтобы гнал что есть мочи на вокзал. Запрыгнув в машину, она будто бы оказалась в другом фильме, и можно было больше не смотреть собственный — фильм ужасов. Мария пробежала по вокзалу и оказалась в вагоне поезда. Уселась в уголок. Достала маленькую тетрадку, свой дневник, и записала:

«11 августа 2022. Две главные фразы моих родителей. Отец сказал так: «Что я могу сделать, чтобы помочь?» Мама сказала: «Не думай об этом! Просто не бери в голову».

Обе фразы Мария услышала от родителей намного раньше, чем начали происходить детективные неприятности. Но тоже в ситуациях важных и драматичных. Папа хотел помочь ей, и он помог. А мама этой мантрой заставила Марию перестать вертеть в мозгу проблему, на которую ее дочь все равно не могла никак повлиять.

Вот и сейчас Мария Александровна решила воспользоваться маминым советом и на время отключиться от мыслей о потерях и преступниках. Проехали Ивановский мост, замелькали окраины Одессы. Мария написала в тетрадке: «Жизнь, как зебры Вазарели».

Прозорливый читатель уже догадался, куда едет наша героиня. Конечно! Она решила быстро переместиться в Затоку, на дачу своей покойной бабушки Зои. Ведь там ее ждал персик с белой мякотью и несколько железных рублей с лысой головой, привидевшихся утром во сне. Формально дача ей не принадлежала. «Но если новой хозяйки нет в живых, — размышляла Мария, — и денег, которые я получила за дачу, тоже нет… Ну, если быть точной, от 35 тысяч остались 2. Ну… почти две. А ключ у меня, и погода такая замечательная, то!» Получалось, что на дачу ехать можно. В Париж ее не пустили из-за расследования. До конца лета остается три недели. Море теплое. По ночам в воде светится планктон…

Мечты о морских ваннах оборвали двое в формах:

— Покажите ваш сертификат, — сказал мужчина.

— Но ведь проверили при посадке, — пробормотала Мария.

— А масочку натяните на носик, — добавила женщина в форме.

Мария Александровна поправила маску, показала в телефоне свой код и улыбнулась. Только в Одессе могут сказать так ласково: «масочку натяните на носик».

Мария вспомнила, что давно хотела написать список, а сейчас как раз есть несколько минут. Она снова открыла тетрадку:

«СПИСОК. Как можно использовать антиковидную маску:

1. В одноразовую маску можно сморкаться. Важно: не забыть ее выбросить сразу после.

2. Утирать слезы.

3. Как антиалкогольный барьер. Например, если вдруг выпьешь пива по пути в библиотеку или музей, надевай маску — никто ничего не унюхает.

4. Маска-невидимка. Видишь кого-то неприятного, с кем не хочешь говорить, надевай.

5. Зимой согревает лицо.

6. Летом из двух красивых тряпичных масочек можно соорудить лифчик для купания в море».

«Этим и займусь», — решила Мария. Она извлекла из сумки две маски. Дома у нее уже целая коллекция. Одна маска была черная с блестящей чешуей, вторая темно-зеленая в горошек. Мария Александровна связала две маски, нашла в сумке какие-то тесемочки и соорудила нечто разноцветное и блестящее для купания в море. Но тяжелые мысли вдруг вернулись и окружили Марию: «Как получилось, что из-за продажи бабушкиной дачи произошло столько неприятностей и бед? И какой смысл в этих деньгах, если погибли люди? И вот деньги исчезли, и все это превратилось в кровавый театр абсурда. Можно ли хоть что-то исправить? Что надо сделать, чтобы закончилась чёрная полоса?»

Мария понимала, что только море поможет ей сегодня.

* * *

Облака на ярко-голубом небе напоминали улетающих вверх ангелов. Море пахло водорослями и прогнившими досками рыбацких лодок. Мария плавала весь вечер, устала и замерзла, но так и не нашла ответов на свои вопросы.

Сад казался таким же, каким она оставила его в прошлый раз. Может быть, чуть пожухла трава, точнее заросли сорняков в образовавшихся вокруг бабушкиной избушки джунглях. На персиковом дереве висел последний плод. Мария подпрыгнула и сорвала его. Вытерла о сарафан и съела. Тот же вкус, что в детстве. Сок персика струился по ее щекам и подбородку.

Вся мебель громоздилась в большой комнате, где треснула стена. Зато в комнате Зои вполне можно пожить, пока жарко. Мария перетащила туда кушетку, круглый стол и два стула. Собрала букет и поставила его в вазу.

У Зои было так много книг, что большую часть Мария так и оставила на проданной даче. Сейчас она увидела на полке книжечку стихов Жака Превера, которую так любила в юности. Она открыла наугад, это оказался

Париж ночью

Три спички, зажженные ночью одна за другой:

Первая — чтобы увидеть лицо твое все целиком,

Вторая — чтобы твои увидеть глаза,

Последняя — чтобы увидеть губы твои.

И чтобы помнить все это, тебя обнимая потом,

Непроглядная темень кругом.

«И все мои воспоминания, и бабушку, и персик, и Превера я просто так бросила тут?» — спросила себя Мария и вышла в сад. Она обошла вокруг дома, рассмотрела трещину и поняла, что ее несложно заделать. Кухню не починишь, надо будет разобрать. Но две комнаты в доме вполне могут снова стать ее прибежищем.

«Вот удивительно! Я в новой роли, — думала Мария, — бывшая хозяйка, а теперь нелегальная обитательница приморской заброшки. Всю жизнь мечтала пожить в сквотте, и вот моя собственная дача, считай, сквотт!» Скоро Мария уснула на кушетке у открытого окна, а утром ей приснился сон.

ВТОРОЙ СОН МАРИИ АЛЕКСАНДРОВНЫ

Во сне Рома вез ее с деньгами в Одессу. Машина останавливается, и входит Костя Хемингуэй. Рассматривает Марию огромными кошачьими глазами, берет ее руку, но не целует, а лижет от кончиков пальцев до локтя, а потом мягко кладет свою ладонь на ее колено. Машина тормозит, и на переднее кресло садится Сергей, Мария видит его коротко стриженный затылок. Опять остановка, теперь в машину залезают Машины мама и папа. Она оглядывается: куда они все поместятся? Но «ауди» уже превратилась в минивен. Через пару секунд добавляются два новых попутчика — следователи Семин и Петрухин. А вот фигура на дороге. В черном платье с китайским зонтиком и тростью. Это Зоя. Она забирается в салон и спрашивает:

— Рома, зачем ты везешь нас в город?! Поворачивай! Возвращаемся в Затоку и устраиваем вечеринку в честь покупки дачи!

— Продажи дачи, — лепечет Мария, но бабушка не слышит ее.

— Через магазин! — командует бабушка Зоя.

Мария просыпается от телефонного звонка. Звонит старший лейтенант Семин. «Дементоры уже на работе», — думает Мария.

— Нашли человека, похожего на Сергея, — говорит Семин, — всплыл в районе дельфинария. Надо приехать на опознание, Мария Александровна.

— Хорошо. Когда? Я буду.

— Прямо сейчас и приезжайте.

— А вдруг это ошибка? Может, не Сергей?..

— Для того вас и приглашаем, поглядите и все узнаете.

«Какой ужас, — проносится в ее голове. — Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца. Ой! Анекдот вспомнила, который этот злополучный Сергей рассказывал».

АНЕКДОТ. Киллер в похоронном бюро заказывает венок для друга. Его спрашивают: «Какую надпись сделать?» Он отвечает: «Васе от Сережи». Потом говорит: «До чего банально! Лучше напишите: «Извини, братан, обознался!».

Янина Желток



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
29/06/2022
В основу марки, посвященной уничтоженному российскими оккупантами самому большому самолету планеты Ан-225 «Мрія», лег рисунок юной украинки Софии Кравчук...
29/06/2022
Распоряжением начальника Одесской областной военной администрации Максима Марченко с 30 июня запрещается на территории Одессы и Одесской области использование и продажа пиротехнических средств, в том числе фейерверков, салютов и петард...
29/06/2022
Украина приступает к торговле электроэнергией со своими европейскими соседями, заявила во вторник Европейская сеть операторов систем передачи...
29/06/2022
Прогноз погоды в Одессе 30 июня —5 июля
22/06/2022
Открывать или нет сезон отдыха на морском побережье Одесской области и места купания должны решать военные. Об этом заявил представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук...
Все новости



Архив номеров
июнь 2022:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30


© 2004—2022 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. / ams | 0.026