За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Далекое-близкое

Армянские рейсы теплохода «Победа»

№43—44 (11283—11284) // 01 июня 2023 г.
Аркадий Хасин

Четырнадцатого мая в Украине отмечался день Праведников мира. Эти люди в страшные годы Второй мировой войны в оккупированных немецкими нацистами украинских городах, рискуя жизнью, спасали от неминуемой смерти евреев.

На страницах газеты «Вечерняя Одесса» я уже писал, как меня, одиннадцатилетнего еврейского мальчика, спасала армянка Перуза Багдасарян. Однако она сама была жертвой армянского геноцида, живя в Турции до 1915 года.

Как известно, в том году в Турции произошла кровавая резня армян. С молчаливого согласия властей было уничтожено почти полтора миллиона человек. Родителей моей спасительницы тогда убили, а ее, молоденькую девушку, от отчаяния бросившуюся в море, выловили румынские рыбаки и привезли в Одессу.

Тысячи армян, которым удалось спастись от неминуемой гибели, рассеялись по странам Средиземноморья. Они обосновались во Франции, Тунисе, Египте и Ливане.

После окончания Второй мировой войны советское правительство предложило живущим в этих странах армянам вернуться на историческую родину. Многие из них откликнулись на это предложение. Для их возвращения Черноморское пароходство выделило пассажирский теплоход «Победа».

В 1946 году, закончив мореходную школу, я поступил на работу в ЧМП. В тех рейсах «Победы» был мотористом 2-го класса.

Уходя из Одессы, мы шли в Марсель, где брали на борт живших во Франции армян. Потом заходили в Тунис, в порт Бизерта. А оттуда в египетский порт Александрия и затем в ливанский Бейрут. С нашими пассажирами мы приходили на Черное море, в Батуми. Из Батуми по железной дороге их отправляли в Армению.

Для меня самыми интересными были пассажиры, которых мы брали в Марселе. От женщин пахло дорогими духами. А мужчины носили галстуки-«бабочки», что придавало им буржуазный вид, который высмеивали в карикатурах советские сатирические журналы «Крокодил» и «Перец».

При посадке пассажиров мы таскали тяжелые чемоданы и крепили к палубным кнехтам их личные автомобили. Собственное авто для нас, советских людей, тогда было в диковинку. Нас угощали плиточным французским шоколадом. И я, только научившись курить, получал в награду от пассажиров несколько пачек крепчайших французских сигарет «Голуаз».

Среди пассажиров было немало музыкантов. По вечерам они устраивались на корме в окружении слушателей, доставали из футляров скрипки, флейты. К ним присоединялся аккордеон, и музыка из оперетт Кальмана, Легара, Оффенбаха заглушала шум винтов, грохотавших за кормой теплохода и оставляющих длинный пенистый след.

В один из таких вечеров, на переходе из Франции в Тунис, я увидел стоявшую у борта тоненькую девушку, которая любовалась Средиземным морем, залитым лунным серебром. Подойдя к ней, я спросил, как ее зовут. Она пожала плечами. И я понял, что она не понимает, что я спрашиваю. Тогда я ткнул пальцем себя в грудь и назвал свое имя. Она повернула ко мне красивое личико и тоже, ткнув себя в грудь, сказала: «Марго». «А! — воскликнул я. — Маргарита!». Она мило улыбнулась и кивнула «Oui», что по-французски означало «да». Так я познакомился с очаровательной молодой французской армянкой, с которой до прихода в Батуми встречался каждый вечер.

Разговаривали мы, как глухонемые — жестами. Ее это забавляло, и она смеялась заразительным смехом, словно понимала, что я рассказываю что-то смешное. Но для меня это был не язык жестов, а язык нежданно свалившейся на меня любви.

Ровно в одиннадцать часов вечера к нам подходила дородная женщина, ее мать, и что-то говорила по-армянски. Очевидно, приказывала идти спать. Марго со мной прощалась. Но на следующий вечер мы встречались снова. Так было до прихода в Батуми.

И вот окончание рейса. Батуми. Наших пассажиров встречают хмурые советские пограничники и таможенники. Увидев спускавшихся по трапу хорошо одетых мужчин и женщин, их багаж и автомобили, пограничники и таможенники стали смотреть явно недоброжелательно. После войны в разрушенной и обнищавшей стране советские люди ходили не только бедно одетыми, но и полуголодными. А тут…

Накануне прихода в Батуми, в наш последний вечер Марго, прощаясь, обняла меня, поцеловала, что-то сказала по-армянски и добавила по-французски. Эту фразу я долго хранил в памяти, пока не купил в Одессе в букинистическом магазине потрепанный словарь французского языка. И только тогда я понял ее слова: «Будь счастлив».

Когда в Батуми начался пограничный и таможенный досмотр наших пассажиров, я поднялся на шлюпочную палубу и оттуда, сверху, видел все, что происходило на причале. Таможенники открывали чемоданы, рылись в вещах, что-то забирали, а при протестах пассажиров составляли какие-то протоколы.

У Марго тоже что-то забрали. Она заметалась по причалу, и то ли преднамеренно, то ли случайно упала в воду.

Я забыл сказать, что встречать наших пассажиров приехало из Еревана немало людей. Пограничники отгородили их от прибывших невысокой перегородкой. В тот момент, когда Марго упала в воду, один из этих встречающих, молодой парень, перемахнул через ограду и бросился в воду. Схватив Марго за волосы, он поплыл с ней к блестевшему невдалеке небольшому трапику. Откуда ни возьмись, появился пограничный катер — Марго и ее спасителя вытащили на борт. А на причале лежала в обмороке ее мать. Их обоих увезла «скорая помощь». Вот так встретили советские власти вернувшихся на свою историческую родину армян.

Что было дальше с Марго, как сложилась ее судьба — не знаю…

12 мая 2023 года, накануне Дня Праведников Мира, меня пригласили в Армянский культурный центр на Аркадийском плато, чтобы я рассказал о своей спасительнице Перузе Багдасарян. Решением совета при музее еврейской катастрофы «Яд Вашем» в Иерусалиме по моим свидетельским показания она была признана Праведницей Мира. На площади Армянского культурного центра собралось много народа. Среди них было пять священников и аккредитованный в Одессе Генеральный консул Армении. Когда я рассказывал о страшных событиях, происходивших в годы фашистской оккупации Одессы в 1941 году, у многих на глазах стояли слезы.

Именно там, в Армянском культурном центре, я вспомнил о рейсах «Победы» в 1946 году.

Вспомнил. И вот — написал.

Аркадий Хасин



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

04.06.2023 | Назар
Дуже дякую
Поиск:
Новости
08/11/2023
Запрошуємо всіх передплатити наші видання на наступний рік, щоб отримувати цікаву та корисну інформацію...
17/07/2024
В Одеській області посівні площі кавунів збільшилися на 108,7%, а посівні площі динь — на 111,1% порівняно з минулим роком, повідомив департамент аграрної політики та продовольства Одеської ОВА...
17/07/2024
На одному з найзавантаженіших КПП Одеської області «Рені — Джурджулешт» завершено роботи з благоустрою території...
17/07/2024
Департамент екології та розвитку рекреаційних зон міста Одеса оголосив про плани будівництва ще одного бюветного комплексу. Його зведуть у Пересипському районі. Вартість робіт оцінили у понад 14 мільйонів гривень...
17/07/2024
До Києва прибули представники Міжнародного валютного фонду. Обговорюватимуть бюджет та податки...
Все новости



Архив номеров
июль 2024:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31


© 2004—2024 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.037