За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Далекое-близкое

Припрятано в моем сердце

№22—23 (11159—11160) // 24 марта 2022 г.
Припрятано в моем сердце

Время бежит...

А в памяти неожиданно оживают давние страницы, которые так или иначе вошли в твою жизнь.

…Было это ранней осенью 1987 года, в самый разгар советской перестройки. Тогда в Одессу внезапно приехали жена и дочка очень известного академика-экономиста, одного из отцов-вдохновителей этой самой перестройки.

И тут звонят приятели из нашего Нархоза. Надо этим приезжим устроить экскурсию по Одессе. Да так, чтобы запомнилось на всю жизнь...

Можно обратиться в любое экскурсионное бюро, в Одессе их море. Нет, говорят, там все формализовано, а надо, чтобы с одесской душой, как-то близко, по-человечески...

И вот эти гости уже у меня в машине.

Вместе провели, наверное, не меньше трех часов — от Дерибасовской до Дачи Ковалевского, от Дачи Ковалевского через Молдаванку до Пересыпи. Историческое, военное, театральное, литературное, бандитское — всё прошло перед ними за это время.

Жена академика не замолкала, примитивно комментируя увиденное. В принципе, она в восторге...

Дочь — напротив, молчит. Меня это как-то задело: «А чем вы занимаетесь? Чему учитесь? Что интересует?».

Оказалось, она студентка то ли второго, то ли третьего курса факультета журналистики столичного (!) университета. И больше всего любит поэзию Эдуарда Багрицкого. Даже готовила какой-то сложный реферат о его творчестве. А я-то в своих «одесских рассказах» как раз о Багрицком и не упомянул!

В тот момент мы находились у парка Шевченко, на Маразлиевской. Я резко развернул машину, выскочил на Троицкую, налево — на Канатную, потом направо — на Базарную. При этом медленно, насколько это возможно, начал читать наизусть стихотворение Багрицкого «Арбуз»:

Свежак надрывается. Прет на рожон

Азовского моря корыто.

Арбуз на арбузе — и трюм нагружен,

Арбузами пристань покрыта.

Не пить первача в дорассветную стыдь,

На скучном зевать карауле,

Три дня и три ночи придется проплыть —

И мы паруса развернули...

Ну и дальше по тексту:

Я выберу звонкий, как бубен, кавун

— И ножиком вырежу сердце...

Воцарилась тревожная тишина… Девушка широко раскрыла глаза.

Мать мгновенно замолкла…

Я «с выражением» продолжал «следить» — что же дальше будет именно с этим арбузом?

Волнение нарастало…

Я ехал все медленнее и медленнее. Другие машины непрерывно сигналили. Не обращая внимания, я погружался в динамику восклицаний Багрицкого.

Уже дошел до:

Мне жизни веселой

теперь не сберечь —

И руль оторвало, и в кузове течь!..

Минуты оцепенения. Пугающая неизвестность…

Девушка полностью «вошла в себя».

У матери, наверно, никогда не слыхавшей о Багрицком, начали наворачиваться слезы.

Но вот уже почти развязка:

Не видно дубка, и по волнам плывет

Кавун с нарисованным сердцем…

И вот уже:

Низовый на зыби качает кавун —

И к берегу он подплывает…

А я еду еще медленнее, «переходя» уже почти на детский шаг, делая нужные ударения на каждом слове. Не еду, а волочусь…

И вот конец:

…Кавун с нарисованным сердцем берет

Любимая мною казачка…

И некому здесь надоумить ее,

Что в руки взяла она сердце мое!..

С этими словами я резко ударил по тормозам. Мои пассажиры испуганно подались вперед.

Я невозмутимо указал правой рукой на угловой дом — Базарная угол Ремесленной (Осипова). Базарная, 40 — дом, где родился Эдуард Багрицкий! Дом с мемориальной доской его памяти…

Вот почему я так медленно ехал!

Ехал, чтобы «подогнать» эти последние строчки «Арбуза» именно к этому дому!

Пассажиры мои могли ожидать всего, что угодно, только не этого. Внезапно они бросились ко мне, крепко пожимая руки.

Это были мгновения триумфа Багрицкого!

Это были мгновения моего триумфа!

Я читал так убедительно, что они, наверняка, решили — как раз это я и надоумил ту казачку, что же именно она берет в свои руки…

Мамаша все еще продолжала вслух «разбираться» с тем «Арбузом». Она была настолько ошарашена услышанным, что переспросила: «А что там дальше?!». Я пошутил: «Та не успели уточнить у самого Багрицкого. Как-то не получилось…».

Прошло много лет.

И сегодня, проскакивая мимо дома Багрицкого, я вспоминаю ту одесскую осень, свою старенькую «копейку» и слова той застенчивой девушки: «Спасибо за эти долгие мгновения… Теперь все это припрятано в моем сердце…».

Багрицкий как Багрицкий, а вот Одессу, думаю, они запомнят навсегда.

Михаил ПОЙЗНЕР



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
22/06/2022
Открывать или нет сезон отдыха на морском побережье Одесской области и места купания должны решать военные. Об этом заявил представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук...
22/06/2022
Верховная рада Украины поддержала ратификацию Конвенции Совета Европы (СЕ) о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, известную как Стамбульская конвенция...
22/06/2022
Прогноз погоды в Одессе 23—28 июня
22/06/2022
Кабинет Министров принял постановление о реализации экспериментального проекта по оформлению паспорта гражданина Украины и паспорта гражданина Украины для выезда за границу гражданам, находящимся за пределами страны...
15/06/2022
На днях гостем редакции был Павел Виктор — преподаватель физики Ришельевского лицея. И лауреат нашего конкурса «Люди дела» по итогам 2021 года. Интересный получился разговор! Причем не только о физике...
Все новости



Архив номеров
июнь 2022:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30


© 2004—2022 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. / ams | 0.049