За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Далекое-близкое

Танкер «Сахалин»

№90—91 (10645—10646) // 16 августа 2018 г.
Танкер «Сахалин»

Не знаю как для кого, но для меня старые одесские дома, которые все больше и больше заслоняют новые высотные здания, напоминают и об истории города и о героических делах одесситов.

Так, например, когда прохожу мимо нашего знаменитого Оперного театра, где дирижировали оркестром Чайковский и Рахманинов, на сцене которого пели Федор Шаляпин и Леонид Собинов и танцевали Анна Павлова и Айседора Дункан, сразу вспоминаю август 1941 года, когда Одесса была объявлена на осадном положении.

Немецкие и румынские войска были уже недалеко от города и, помимо непрерывных бомбежек с воздуха, подвергали город ожесточенным артиллерийским обстрелам. В те дни, готовясь к уличным боям, возле Оперного театра одесситы начали строить первую баррикаду. Строили из мешков с песком. А песок привозили на подводах с одесских пляжей. Жара стояла страшная. И мы, мальчишки, чтобы напоить обливавшихся потом строителей баррикады, гремя ведрами и чайниками, бегали по соседним дворам за водой.

А когда прохожу по Канатной, мимо Сабанских казарм, вспоминаю, что здесь в 1941 году, в дни обороны Одессы, формировался полк морской пехоты под командованием легендарного защитника города полковника Якова Осипова, чьим именем названа одна из одесских улиц.

Морские пехотинцы, сошедшие с военных кораблей на защиту Одессы, из-за черных флотских бушлатов, в которых они ходили в яростные атаки на вражеские позиции, были прозваны румынами и немцами «черной смертью».

Но проходя мимо Сабанских казарм, где сейчас располагается общежитие университета МВД Украины, а до этого были учебные классы мореходного училища, вспоминаю и другое. В первые дни освобождения Одессы от фашистских оккупантов, в апрельские дни 1944 года, здесь размещался военный госпиталь. И каждый день стояла здесь очередь одесситов, в основном женщин, желавших сдать кровь для воинов Советской армии, раненных при освобождении города.

А гуляя недавно с внуком по Приморскому бульвару, дойдя до Воронцовского дворца, где при Советской власти был Дворец пионеров, куда школьником я бегал в шахматный кружок, а после занятий в кружке допоздна засиживался в читальном зале библиотеки, оглянувшись на невысокое здание, расположенное напротив дворца и выходящее одним фасадом на Приморский бульвар, а другим на Воронцовский переулок, вспомнил, что в этом здании было пароходство «Совтанкер».

В 1953 году «Совтанкер» объединили с Черноморским пароходством, в состав которого входили только сухогрузные и пассажирские суда. А в это здание переехал отдел кадров пароходства, находившийся до этого в Управлении пароходства по адресу Дерибасовская, 2.

К тому времени, когда «Совтанкер» соединили с Черноморским пароходством, нефтеналивных судов в его составе было немного. Почти все они погибли в годы Второй мировой войны, и к окончанию войны крупнотоннажных танкеров в «Совтанкере» осталось всего три — «Серно», «Кремль» и «Москва».

Только в начале пятидесятых годов прошлого века Черноморское пароходство начало получать большую серию крупнотоннажных танкеров типа «Казбек». Их строили судостроительные заводы в Николаеве, Херсоне и Ленинграде. А тогда, в первые послевоенные годы, были только те танкеры, которые я назвал. Но в 1945 году к ним присоединился еще один танкер с необыкновенной судьбой. Назывался он «Сахалин». О нем и хочу рассказать.

В 1949 году я плавал мотористом на пассажирском теплоходе «Львов», который ходил по Крымско-Кавказской линии. 3-м механиком «Львова», с которым я стоял в машинном отделении вахту, был Сигизмунд Болеславович Ковальский, бывший механик танкера «Сахалин».

1949 год в Советском Союзе был годом разгула «борьбы с безродными космополитами», — развязанной Сталиным бесчеловечной кампании, когда из всех учреждений и учебных заведений изгоняли «инородцев»: советских граждан, но по национальности болгары, греки, поляки, не говоря уже о евреях. Одесса многонациональный город. Об этом говорят и названия улиц: Болгарская, Греческая, Польский спуск, Еврейская. Но то что было, то было!

Сигизмунд Болеславович, поляк по национальности, был списан с «Сахалина» перед уходом судна в заграничный рейс и уволен из

«Совтанкера». Но благодаря соседству и дружбе с известным черноморским капитаном, героем Северных конвоев в годы Второй мировой войны, Элизбаром Шабановичем Гогитидзе, который после войны был капитаном пассажирского теплохода «Грузия», С. Б. Ковальский хоть и с трудом, но был принят на работу в Черноморское пароходство без права плавания за границу. Вот от него я и узнал о беспримерном рейсе танкера «Сахалин» в годы войны.

А было так.

Танкер «Сахалин» был построен в 1936 году на Николаевском судостроительном заводе и предназначался для перевозок нефтепродуктов из портов Черношго моря в порты Западной Европы.

22 июня 1941 года в день нападения фашистской Германии на Советский Союз «Сахалин» пришел в Батуми из Гамбурга. В этот немецкий порт танкер доставил 10 тысяч тонн сырой нефти. Согласно подписанному в августе 1939 года пакту о ненападении и экономическом сотрудничестве между СССР и гитлеровской Германией, Советский Союз регулярно поставлял нацистам стратегические товары: нефть, зерно, лес, руду, хлопок и многое другое, что давало «другу» Сталина Гитлеру захватывать одну европейскую страну за другой.

Как рассказывал Сигизмунд Болеславович, утром 22 июня, как только «Сахалин» пришвартовался в батумском порту, моряки узнали о нападении фашистов на Советский Союз.

В тот же день «Сахалин» получил команду погрузить 10 тысяч тонн бензина на Севастополь. По выходу в море танкер догнал эсминец сопровождения, вооруженный спаренными зенитными пулеметами.

На подходе к Севастополю в небе появились три фашистских бомбардировщика. Достаточно было недалеко от танкера взорваться хотя бы одной бомбе, осколки которой пробили бы стальной борт «Сахалина», и от искры вспыхнул бы находящийся в танках «Сахалина» бензин, и охваченный огнем танкер до Севастополя уже не дошел бы. Но положение спасли моряки сопровождавшего танкер эсминца. Они встретили фашистских стервятников ожесточенным зенитным огнем. Один самолет сбили, а два других обратились в бегство.

Таким для «Сахалина» было первое боевое крещение.

Вскоре при стоянке танкера в Одессе на его баке и на корме установили скорострельные зенитные пушки. В состав экипажа был направлен расчет военных моряков-зенитчиков, и «Сахалин» перестал быть незащищенным от налетов фашистской авиации.

16 октября 1941 года, после 73 дней героической обороны Одессы, в город вошли румынские и немецкие войска. (Одесса была сдана по приказу Государственного Комитета Обороны из-за прорыва немцев в Крыму). До этого трагического дня «Сахалин» доставлял защищавшим город войскам горючее. И как другие черноморские суда вывозил на своей просторной палубе из осажденного города женщин, стариков и детей.

Потом такие же рейсы танкер совершал в ожесточенно оборонявшийся от фашистских войск Севастополь. А в ноябре 1941 года получил особо секретное задание.

Для усиления военных перевозок на Дальнем Востоке Государственный Комитет Обороны решил перегнать с Черного моря во Владивосток несколько танкеров и ледокол. Руководителем этого секретного задания был назначен начальник «Совтанкера» Иван Георгиевич Сырых. В ночь на 26 ноября 1941 года караван судов в составе груженных сырой нефтью назначением на Турцию танкеров «Сахалин», «Варлам Аванесов», «Туапсе» и идущего за ними ледокола «Анастас Микоян» снялся из Батуми, взяв курс на Босфор.

Погода была штормовой. В целях маскировки суда шли без огней. Но шторм, повисшие над морем черные тучи и дождь дали возможность каравану скрытно дойти до турецких берегов.

К утру 29 ноября шторм утих. А вскоре показался Босфор. Турция, нуждаясь в нефти, дала «добро» на проход через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы советских судов. В бушевавшей в мире Второй мировой войне Турция сохраняла нейтрайлитет. Но несмотря на этот нейтрайлитет Стамбул, на рейде которого стали на якоря советские танкеры для выгрузки на нефтеналивные баржи нефти, был полон немецких агентов.

Каждый день, пока на рейде Стамбула разгружались танкеры, вокруг них кружили катера с «любителями рыбной ловли», фотографирующие советские суда. Эти «любители ловли рыбы» были в полной уверенности, что после выгрузки советские танкеры вернутся в Батуми, где на обратном переходе, благодаря переданным по радио данным о составе каравана, он будет потоплен немецкой авиацией или подводными лодками.

Незадолго до конца грузовых операций начальник экспедиции И. Г. Сырых, который находился на ледоколе «Анастас Микоян», созвал на совещание капитанов танкеров. После недолгого обмена мнениями решили, что в целях безопасности караван должен рассредоточиться.

Греция была оккупирована гитлеровской Германией. На островах Эгейского моря, принадлежавших Греции, немцы построили военно-морские базы, и в случае обнаружения идущего мимо островов каравана советских судов немцы открыли бы уничтожающий огонь из береговых батарей.

Закончив грузовые операции, «Сахалин» снялся в рейс. Капитаном танкера был Придо Адович Померанц, опытный моряк. Родился он в Эстонии в конце девятнадцатого века в небольшой рыбачьей деревушке. В 16 лет нанялся кастрюльником, мыть на камбузе кастрюли, на норвежское судно. Потом плавал и кочегаром и матросом на английских судах. В двадцатых годах прошлого века, когда большевики взяли в России власть, попав в Одессу, был настолько очарован нашим городом, что решил в нем остаться. Как ему это удалось, не знаю. Но из архивных материалах Черноморского пароходства доподлинно известно, что капитан «Сахалина» П. А. Померанц закончил Одесский морской техникум и плавал штурманом, а потом капитаном на приписанных к Одессе судах.

О секретном рейсе танкера «Сахалин» в годы Второй мировой войны с Черного моря на Дальний Восток в советские времена было написано много. Даже был снят фильм «Координаты неизвестны». Но этим очерком, который я решил написать, прочитав в архиве пароходства о капитане «Сахалина» Придо Адовиче Померанце, я хочу лишний раз напомнить, особенно молодым читателям, о героическом прошлом Одессы и о героических делах наших земляков.

В газетном очерке трудно рассказать обо всех событиях того долгого и опасного рейса. Скажу только, что морякам «Сахалина» достались и торпедные атаки фашистских подводных лодок, и налеты фашистской авиации. И только искусство капитана, сумевшего уходить от вражеских торпед, и мужество экипажа, не дрогнувшего от авиабомбежек, а сумевшего даже сбить несколько фашистских самолетов из установленных на баке и на корме танкера скорострельных зенитных пушек, позволили «Сахалину» избежать гибели.

Чтобы не встретиться с японцами, которые свирепствовали тогда в Юго-Восточной Азии, капитан «Сахалина» повернул не на восток, а пошел на юг. И прежде чем прийти во Владивосток, танкер прошел Индийский океан с заходом в южноафриканский порт «Элизабет» и вышел в штормовой Атлантический океан. С трудом преодолевая двенадцатибалльный шторм, достигший берегов Южной Америки «Сахалин» зашел в Монтевидео, где пополнил запасы продуктов, пресной воды и горючего. Потом погрузил в соседнем с Монтевидео Буэнос-Айресе груз дизельного топлива на Владивосток и через Магелланов пролив вышел в Тихий океан. А уже Тихим океаном пришел в порт назначения.

Аркадий Хасин
Аркадий Хасин

Всю войну танкер возил из США во Владивосток горючее для сражающейся с фашистской Германией Красной армии. А с окончанием войны в 1945 году вернулся в Одессу.

Судьба двух других танкеров каравана сложилась трагически. «Варлам Аванесов» по выходу из Дарданелл в Эгейское море был потоплен немецкой подводной лодкой. Экипаж на шлюпках успел отойти от гибнущего судна, но попал в плен и был отправлен в концлагерь. Та же участь постигла «Туапсе». Капитан танкера решил пройти в Тихий океан Панамским каналом и у берегов Кубы тоже был потоплен курсировавшей там немецкой подлодкой. Часть экипажа при торпедировании судна погибла. А те, кто сумели добраться до Кубы, были переправлены в США, а уже оттуда вернулись на Родину. А ледокол «Анастас Микоян» благополучно добрался до Владивостока, откуда ушел на Север, где всю войну проводил во льдах Ледовитого океана караваны торговых судов.

Вот что мне вспомнилось, когда в конце Приморского бульвара напротив Воронцовского дворца я увидел невысокое здание, в котором было когда-то пароходство «Совтанкер»...

Аркадий Хасин



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
17/10/2018
КП «Теплоснабжение города Одессы» создало свой информационный центр...
17/10/2018
На Старосенной площади — самой оживленной конечной остановке одесских трамваев — установлено первое в городе электронное табло, которое будет информировать жителей города о работе трамвайных маршрутов...
17/10/2018
В Суворовском районе на ул. Ростовской ведутся работы по обустройству пешеходного бульвара с зоной отдыха. Проект создания бульвара — один из победителей «Общественного бюджета-2018»...
17/10/2018
Все 47 троллейбусов, произведенных концерном «Белкоммунмаш» по заказу КП «Одесгорэлектротранс» на средства кредита ЕБРР, уже в Одессе. Машины обошлись в 8 миллионов евро...
17/10/2018
Погода в Одессе 19—25 октября
Все новости



Архив номеров
октябрь 2018:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31


© 2004—2018 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.037