За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Далекое-близкое

Дом с атлантами

№ 140 (9074) // 22 сентября 2009 г.
Фото Олега Владимирского.

Проплавав свыше пятидесяти лет на судах Черноморского пароходства, побывав во многих странах мира, я никогда не думал, что судьба занесет меня в сухопутную страну, ничего общего не имеющую с морем. Страной этой оказалось маленькое княжество Лихтенштейн.

Попал я туда по туристической путевке, не подозревая, что поездка подарит мне встречу с удивительным человеком, а знакомство с ним вернет меня в мое детство...

ЕСТЬ В ОДЕССЕ на улице Гоголя известный всем одесситам дом с атлантами. До войны в этом доме жила подруга моей матери Елизавета Абрамовна Геллер. Она была художницей, и стены ее квартиры были увешаны картинами. На них были порт, Воронцовский маяк, скалистые берега Большого Фонтана, и, казалось, квартира пропитана не запахом красок, а запахом моря...

Как-то на день рождения мне подарили книгу «Мифы Эллады». Там я прочитал об Атлантах, и скульптурная группа на доме, где жила Елизавета Абрамовна, стала для меня волнующей иллюстрацией к этой книге. Я все пытался выяснить у Елизаветы Абрамовны, как появились на доме атланты, кто строил дом и кто до революции был его хозяином. Но на мои вопросы Елизавета Абрамовна только пожимала плечами...

Началась война. Немецкие самолеты бомбили город и порт, и после каждой бомбежки я бежал смотреть, уцелели ли атланты. Они стояли. И лишь от близкого разрыва бомб все больше растрескивался удерживаемый ими небесный свод.

А потом началась оккупация...

Когда фашисты заняли город, к нам прибежала взволнованная Елизавета Абрамовна. Евреев еще не трогали, но жильцов дома с атлантами — и русских, и евреев, выгнали на улицу. В доме поселился немецкий генерал. Елизавету Абрамовну приютила моя мать. А я с моим другом Сережей Багдасарьяном побежали на улицу Гоголя посмотреть на этого важного фашиста. Но вместо него увидели возле атлантов немецкого часового. А за его спиной на небесной сфере, поддерживаемой атлантами, чернел фашистский знак.

Одесса была отдана румынам. Но немцев в городе хватало. Ими, наверно, и командовал генерал, поселившийся в этом прекрасном доме.

А потом...

Потом евреям было уготовано на Слободке гетто, где умерла от сыпного тифа Елизавета Абрамовна, зимние расстрельные этапы по дороге в Доманевский концлагерь, Богдановка, где за одну только зиму 1942 года расстреляли свыше пятидесяти тысяч одесских евреев, а тех, кто остался жив, ждал рабский, непосильный труд...

Я выжил. И в первый день по возвращении в родной город побежал на улицу Гоголя, посмотреть — выжили ли атланты.

В доме расположился какой-то штаб. И возле атлантов снова стоял часовой. Советский. Заметив меня, он крикнул: «А ну, пацан, вали отсюдова!». Я перебежал на другую сторону улицы и посмотрел на атлантов. У одного была отбита рука, у другого нога. Но они по-прежнему держали на могучих плечах закопченный от пожарищ небесный свод...

И вот спустя много лет в Лихтенштейне я неожиданно встретился с хозяином дома с атлантами.

А произошло это так. Как только наш туристический автобус остановился на площади в центре столицы Лихтенштейна, в автобусе появился высокий мужчина. Он попросил у экскурсовода микрофон и сказал по-русски:

— Здравствуйте, мне 90 лет. Но, как видите, я еще хороший парень. Зовут меня Эдуард Александрович. А официально — барон фон Фальц-Фейн. По матери я русский. Ее девичья фамилия Епанчина. Родился я в России. Но так случилось, что много лет живу в Лихтенштейне и всегда рад встрече с соотечественниками. Я единственный русский в этом княжестве и, если меня не будут перебивать, расскажу о себе подробней.

...В 1917 году семья барона, спасаясь от большевиков, бежала из России. Маленькому Эдуарду было тогда 5 лет. Беглецы пережили все мытарства эмиграции. Голодали в холодном Берлине, скитались по чужим квартирам, жили на чердаках, а потом перебрались во Францию и осели в Ницце, где задолго до революции отец Эдуарда купил дом. В этом доме у них бывали известные деятели русской культуры — Стравинский, Дягилев, Шаляпин, Лифарь.

— Русская эмиграция тех лет, — говорил Эдуард Александрович, — это печальная страница истории. Полковники, бежавшие от большевиков, становились в Париже таксистами, княгини — посудомойками в ресторанах. Бедствовали Иван Бунин, Бенуа, Коровин...

Эдуарду Александровичу повезло. Увлекшись велосипедным спортом, он в начале тридцатых годов выиграл велогонки и стал чемпионом Парижа. Его пригласили в редакцию популярной спортивной газеты на интервью, и он так понравился главному редактору, что тот, узнав, что молодой спортсмен, помимо французского, владеет еще и немецким языком, предложил ему поехать в Германию, где шла подготовка к Олимпийским играм 1936 года.

— Я видел Гитлера, — продолжал свой рассказ Эдуард Александрович, — он приехал на стадион во время соревнований по бегу. Его автомобиль остановился недалеко от моей репортерской кабины. Главными противниками на дистанции сто метров были немец Борхмайер и чернокожий американец Джесси Оуэнс. Недалеко от меня сидел толстяк Геринг. Он орал, поддерживая немца. А Гитлер наблюдал за бегунами стоя. Он улыбался, не сомневаясь в победе Борхмайера. Но первым пришел американец. Я видел, с какой презрительной гримасой Гитлер покинул стадион. Всем своим видом он показывал: победа чернокожего — позор для немецкой нации...

Барон фон Фальц-Фейн.
Барон фон Фальц-Фейн.

А теперь вы спросите, как я попал в Лихтенштейн? Моя мать через своего отца, моего дедушку, была знакома с князем Лихтенштейна. Он был одно время послом Австро-Венгрии в России. Княжество Лихтенштейн входило тогда в состав Австро-Венгерской империи. Князь был знатоком и любителем живописи. Изучая собрания Эрмитажа, он сдружился с моим дедушкой, директором Пажеского корпуса, который тоже обожал живопись и дружил с известными русскими художниками. Дедушка для князя стал не только гидом, но и другом. Уезжая из Петербурга, князь сказал дедушке, что всегда будет рад видеть его и членов его семьи у себя в гостях. И когда началось нашествие гитлеровцев на Францию, мама написала князю. Так я оказался в Лихтенштейне...

ПОСЛЕ ВОЙНЫ Эдуард Александрович забросил журналистику и занялся организацией туристических маршрутов в Лихтенштейн. А как спортсмен организовал Олимпийский комитет Лихтенштейна и много лет был его бессменным вице-президентом. В 1980 году он впервые приехал в Россию как представитель этого Комитета (в Москве тогда проходили Олимпийские игры) и с тех пор не порывает своих связей с Россией. Первым его даром Родине была библиотека Дягилева-Лифаря, которую он купил на аукционе в Монте-Карло в 1975 году и подарил Академии наук СССР. А по приезде в Санкт-Петербург подарил музею Шаляпина выкупленные им в Риме фамильные реликвии семьи Шаляпиных. Благодаря его усилиям прах великого певца был перевезен в Москву и захоронен на Новодевичьем кладбище. В этом ему помог писатель Юлиан Семенов, с которым Эдуард Александрович подружился, когда тот работал корреспондентом «Литературной газеты» в Бонне.

— Юлиан часто навещал меня в Лихтенштейне, — рассказывал Эдуард Александрович, — а иногда жил в моем доме. Здесь он успел даже написать книгу. Здесь же и родилась у него идея издания популярной сегодня в России газеты «Совершенно секретно». Вместе с Юлианом мы занялись поисками Янтарной комнаты и организовали Комитет, в который вошли Жорж Сименон и Марк Шагал.

Убедившись в результате поисков, что Янтарная комната бесследно пропала, Эдуард Александрович помог создать новую. Она была открыта в мае 2003 года к 300-летию Санкт-Петербурга.

Занявшись всерьез историей своей Родины, Эдуард Александрович отыскал в архивах документы, подтверждающие пребывание в Лихтенштейне Александра Суворова после его знаменитого перехода через Альпы. И в том месте, где останавливался великий полководец на деньги Эдуарда Александровича установлена мемориальная доска. По его инициативе и настоянию к 200-летию перехода Суворова через Альпы в Лихтенштейне была выпущена юбилейная почтовая марка, сразу ставшая ценнейшей среди филателистов всего мира.

Я не поверил услышанному. Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!

Он же организовал туристический маршрут, которым шли через Альпы суворовские чудо-богатыри. И сегодня на перевале Сен-Готард, который Суворов в донесении императору Павлу I назвал «Царством ужаса», установлена конная статуя великого полководца работы московского скульптора Д. Тугаринова. Деньги на статую при содействии Эдуарда Александровича собрали швейцарцы и лихтенштейнцы. «Русские, — как выразился барон, — не дали ни копейки!».

А сколько ценнейших картин великих русских художников купил на аукционах и передал в Советский фонд культуры Эдуард Александрович! Репин, Бенуа, Коровин, Кустодиев, Левитан, Куинджи! Сотни икон, гобеленов, рукописей и других ценнейших экспонатов передал он в дар российским и украинским музеям. А главное, в сегодняшние тяжелые времена он перевел немало сумм в помощь малоимущим семьям в России и Украине. На его деньги создан фонд помощи в России и Украине для лечения молодых людей, больных туберкулезом. Труды его не остались незамеченными. Президент России Б. Ельцин наградил его орденом Дружбы народов, а президент Украины Л. Кучма — «Знаком президента».

ПЕРЕВЕДЯ ДУХ, он вдруг спросил:

— Среди вас с Украины кто-нибудь есть?

Я поднял руку.

— А из какого города?

— Из Одессы.

— 0! — воскликнул Эдуард Александрович, — тогда идемте в мою машину. Немножко поговорим!

Я выскочил из автобуса, забыв, зачем приехал в Лихтенштейн. Эдуард Александрович подвел меня к спортивному «Мерседесу» и сказал: «Да, большевики разгромили под Херсоном наше имение и основанный моим отцом заповедник «Аскания Нова». Убили мою бабушку, которая построила в Херсоне больницу для бедных. А в Одессе забрали у родителей консервную фабрику и выгнали нас из фамильного дома. Он находится на улице Гоголя. Знаете такой дом, с атлантами?».

Я не поверил услышанному. Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!

— Почему вы так смотрите на меня? — удивленно спросил барон.

Волнуясь, я рассказал о моем знакомстве с этим домом, о погибшей в гетто его жительнице, художнице Елизавете Геллер, о том, что во время оккупации фашистами Одессы в этом доме жил немецкий генерал, о том, что скульптурная группа «Атланты» с улицы Гоголя стала официальной эмблемой Всемирного клуба одесситов, президентом которого является Михаил Жванецкий, а одесское издательство «Оптимум» для серии книги «Вся Одесса» тоже сделало фирменной маркой «Атлантов».

— О! — снова воскликнул барон, — спасибо за такие уникальные сведения! Я был в Одессе, когда праздновалось 200-летие этого замечательного города, сфотографировался возле дома с «атлантами», но ничего из того, что рассказали вы, не знал! За это я подарю вам свою книгу. Она издана в 2001 году в Москве.

Он открыл машину, достал прекрасно изданную книгу и протянул мне.

— Как вас зовут? Я надпишу.

Книга называлась «Барон фон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа».

Совсем недавно из телевизионной передачи об этом удивительном человеке я узнал, что он умер в возрасте 95 лет. Я пошел на улицу Гоголя и положил к подножью атлантов букетик цветов. И в память о нем написал эту статью.

Автор: Аркадий ХАСИН.

Из последних сообщений

Администрация национального биосферного заповедника «Аскания-Нова» 16 октября планирует торжественно открыть памятник основателю заповедника барону Фридриху фон Фальц-Фейну, передает УНИАН.

Как сообщили в администрации заповедника, планируется, что бронзовый памятник работы московского скульптора Олега Тугаринова будет установлен перед семейной усадьбой Фальц-Фейнов, которая расположена на территории заповедника. Памятник будет представлять собой фигуру сидящего барона, рядом с которым будет изображена дрофа, как одна из первых редкостных птиц, вошедших в коллекцию заповедника, В настоящее время памятник перевезён из Москвы в Киев, где проходит завершающие отделочные работы.

Деньги на создание скульптуры выделили потомки барона, проживающие в Лихтенштейне.



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

14.03.2018 | Вячеслав Олещенко
Случайно попал на давно опубликованную в газете статью о доме с атлантами и Фальц-Фейнах. Должен порадовать всех читателей газеты и сообщить, что Эдуард Александрович Фальц-Фейн, несмотря на более чем столетний возраст, здравствует про сей день, а после награждения Президентом Украины к 100-летию орденом Ярослава Мудрого вместе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины И.Диром в феврале 2013 года мы вручали ему высокую награду. Прилагаю подготовленную тогда для "Урядового курьера" информацию об этом событии, которая была опубликована. Есть и фотографии, которые могу предоставить дополнительно. Достойный человек. Благодарен судьбе за возможность двух встреч, личного общения с ним. А упоминаемую в публикации книгу читаешь действительно с удовольствием и не без морали.

ШАНУЙМО СЛАВЕТНОГО ЮВІЛЯРА


Барону Едуарду Олександровичу Фальц-Фейну, який є відомим в усьому світі громадським діячем, меценатом, патріархом славного роду Фальц-Фейнів і нещодавно відзначив своє 100-річчя від дня народження, на віллі «Асканія Нова» у м. Вадуц (Князівство Ліхтенштейн) вручено Орден князя Ярослава Мудрого
IV ступеня. Президент України відзначив його цією високою державною нагородою за вагомий особистий внесок у зміцнення міжнародного авторитету України, популяризацію її історичної спадщини і сучасних досягнень.
Рід Фальц-Фейнів, який сформувався з перших німецьких колоністів, що оселились на півдні України в середині ХVIII століття, зробив вагомий внесок у забезпечення розвитку економіки цього регіону до початку ХХ століття, зокрема тваринництва, насамперед, вівчарства та конярства, різноманітних виробництв, судноплавства, а також сільськогосподарської та природничої науки, заповідної справи, культури і освіти. Фрідріх Едуардович Фальц-Фейн, від дня народження якого цього року виповнюється 150 років, наприкінці ХІХ століття, прислухавшись по порад видатних вчених, заснував на власних землях у степах Таврії один з перших у світі заповідників - «Асканія-Нова», у якому вже в ті часи фактично було реалізовано сучасну міжнародну концепцію біосферних заповідників. Ним було створено також унікальний дендропарк із самоплинною системою зрошення та зоопарк з напіввільним утриманням екзотичних диких тварин з усього світу, які з того часу і дотепер використовуються для збереження генофонду, виведення нових та поліпшення існуючих порід сільськогосподарських тварин.
Широко відомі особисті заслуги щойно нагородженого Едуарда Олександровича Фальц-Фейна в організації пошуку в усьому світі втрачених унікальних творів мистецтва, історичних реліквій та інших цінностей, які він повертає на свою історичну Батьківщину, в утвердженні правди, пам’яті й справедливості щодо багатьох особистостей та подій, у розвитку туристичного бізнесу, міжнародного олімпійського руху і спорту, у зміцненні матеріальної бази сучасного Біосферного заповідника «Асканія-Нова».
Після вручення державної нагороди Надзвичайний і Повноважний Посол України в Швейцарській Конфедерації та Князівстві Ліхтенштейн І.Дір та Радник Президента України, віце-президент Українського географічного товариства, директор одного з науково-дослідних центрів Інституту держави і права ім.В.М.Корецького НАН України В.Олещенко обговорили з Бароном Е.О.Фальц-Фейном перспективи реалізації нових проектів та програм, інші питання співробітництва.
24.09.2014 | Олеся
Спасибо за статью!! )) Очень интересно! В этом замечательном доме не жил никто из родных или знакомых - я простой турист, который, буквально пару часов назад вернувшись из Одессы в Киев, залез в интернет, чтобы о нем побольше почитать, узнать историю.
Дом с атлантами очень впечатлил, впрочем, как и много-много других строений Одессы, от которых не могла отвести глаз...
03.09.2014 | Gosha Art
Meri Shif

Дом с атлантами
В Одессе в самом начале улицы Гоголя находится известный всем одесситам дом с атлантами. У меня связаны с ним самые лучшие воспоминания о школьных и студенческих годах, о первых встречах и мечтах о будущем. В любимом городе таких мест немало, но именно во дворе этого дома, вдали от городского шума мы с моими школьными подругами, усевшись на уцелевшем каменном парапете ничейной разрушенной во время войны веранде, вели бесконечные девичьи разговоры. Оттуда открывался великолепный, ничем незаслонённый вид, достойный кисти самого взыскательного художника : море, небо, дальний берег на другой стороне залива. Время от времени вдалеке появлялся силуэт корабля, белый парус яхты или от горизонта, где море сливается с небом, направлялась в сторону берега стая птиц...
Вечерами весь залив был залит огнями, воздух наполнен звуками пароходных гудков, работающих механизмов, запахом цветущих акаций или каштанов, полевых трав и цветов, пробивающихся среди камней, в беспорядке разбросанных на склонах обрыва как напоминание о прошедших здесь не так давно боях и бомбёжках.
В школьные годы мы приходили в этот двор на законном основании. Там в небольшой, но отдельной двухкомнатной квартирке на втором этаже жил дядя одной из нас, и соседи знали, к кому приходят эти девочки. Дом был престижный, дядя работал заместителем директора крупного , по одесским понятиям, завода..А то, что любимая племянница могла приходить к нему во двор не одна, никого не удивляло.
Мы продолжали посещать этот двор и после окончания школы, когда дяди подруги уже не было в живых, а жена его, обменяв квартиру, уехала к детям в город Горький.
Мы разошлись по разным вузам, и приходили сюда уже не всегда все вместе, а как получалось, и приводили в «наш двор» новых друзей и первых своих мальчиков .Вот одно юношеское стихотворение, написанное мною под впечатлением такой прогулки во дворе дома с атлантами. Оно посвящено одному моему товарищу.студенческих лет, с которым я короткое время встречалась, ещё до знакомства с моим будущим мужем..
Февральский вечер
П.Г.
В феврале погода вдруг такая,
Будто зацветёт сейчас сирень.
И гудок далёкий, замирая,
Вдруг напомнил тихий майский день.
Дальний огонёк с звездою слился,
Перед нами город весь в огнях ...
В этот час, наверно, возвратился
Из далёких стран домой моряк.
Рокот самолёта нам навстречу...
Вот бы нам за море улететь!
Но такой наш город в этот вечер,
Целый век стоять бы и смотреть!
Не сердись, что будто ледяная,
И не думай, что уж так горда.
Просто далеко ещё до мая...
Оттепель не значит ”навсегда”..
Товарищ этот не очень нравился мне, а нашим главным девичьим девизом в то время было: ”Умри, но не дай поцелуя без любви”.
Я не случайно вспомнила и город, и свою юность, и дом с атлантами.. Не я одна вспоминаю о нём. Из Интернета пришла статья, помещённая в ”Вечерней Одессе”. Статью ”Дом с атлантами” написал одесский писатель Аркадий Хасин. Не знаю, проживает ли он в Одессе или в Германии, в чём убеждают меня отклики людей , проживающих, в основном, в Германии.
Автор статьи был малолетним узником одесского гетто и лагеря смерти в Богдановке, но выжил. Вспоминая первые дни оккупации, он пишет:
”До войны в этом доме жила подруга моей матери Елизавета Абрамовна Геллер. Она была художницей, подарила мне книгу «Мифы Эллады». Там я прочитал об Атлантах, и скульптурная группа на доме, где жила Елизавета Абрамовна, стала для меня волнующей иллюстрацией к этой книге. Я все пытался выяснить у неё, как появились на доме атланты, кто строил дом и кто до революции был его хозяином. Но на мои вопросы Елизавета Абрамовна только пожимала плечами...
Началась война. Немецкие самолеты бомбили город и порт, и после каждой бомбежки я бежал смотреть, уцелели ли атланты. Они стояли. И лишь от близкого разрыва бомб все больше растрескивался удерживаемый ими небесный свод.
Когда фашисты заняли город, к нам прибежала взволнованная Елизавета Абрамовна. Евреев еще не трогали, но жильцов дома с атлантами, и русских, и евреев, выгнали на улицу. В доме поселился немецкий генерал. Елизавету Абрамовну приютила моя мать. А я с моим другом побежали на улицу Гоголя посмотреть на этого важного фашиста. Но вместо него увидели возле атлантов немецкого часового. А за его спиной на небесной сфере, поддерживаемой атлантами, чернел фашистский знак.
Одесса была отдана румынам. Но немцев в городе хватало. Ими, наверно, и командовал генерал, поселившийся в этом прекрасном доме.
А потом...Потом евреям было уготовано на Слободке гетто, где умерла от сыпного тифа Елизавета Абрамовна, зимние расстрельные этапы по дороге в Доманевский концлагерь, Богдановку, где за одну только зиму 1942 года расстреляли свыше пятидесяти тысяч одесских евреев. Тех, кто остался жив, ждал рабский, непосильный труд...
Я выжил. И в первый день по возвращении в родной город побежал на улицу Гоголя, посмотреть, выжили ли атланты.
В доме расположился какой-то штаб. И возле атлантов снова стоял часовой. Советский. Заметив меня, он крикнул: «А ну, пацан, вали отсюдова!». Я перебежал на другую сторону улицы и посмотрел на атлантов. У одного была отбита рука, у другого нога. Но они попрежнему держали на могучих плечах закопченный от пожарищ небесный свод...»
Атланты долго оставались нереставрированными, я видела их такими. А вот часового у ворот не помню, может быть, потому, что приходила в этот двор позже.
Из книги «Одесса» историко-архитектурный очерк» позднее я узнала, что Дом с атлантами был построен по проекту архитектора Л.Л. Влодека в разгар строительного бума в Одессе во второй половине Х1Х века.Тогда дома в престижных районах города перегружались лепным декором, что являлось как бы рекламой для владельцев этих домов, в частности на улице Гоголя.
Кто был автором атлантов, я не узнала. Не знала, и не интересовалась, кому этот дом принадлежал. В истории города меня больше всего поражал сам факт его быстрого роста. Ведь к моменту создания этих прекрасных строений прошло всего сто лет со дня основания Одессы в безводной степи. И он в течение одного столетия превратился в третий по значению в то время город Российской империи, опередив древние города, такие, как, например, Киев, Смоленск и другие. Ответ на этот вопрос существует, но главное, по-моему, наряду со значением морского порта, -это интерна-циональность.его руководителей и строителей, преобладание среди его первых жителей предприимчивых и талантливых людей, принесших из разных концов Европы и самой России свой опыт, энергию и надежду на лучшую судьбу. Такими людьми были, как оказалось, и первые хозяева дома с атлантами.
Вот, что пишет Аркадий Хасин о встрече с их потомком.
- В Лихтенштейне я неожиданно встретился с хозяином дома с атлантами. А произошло это так.
Как только наш туристический автобус остановился на площади, в него поднялся высокий сухопарый мужчина, взял у экскурсовода микрофон и сказал по-русски:
«Здравствуйте, мне 90 лет. Но, как видите, я еще хороший парень.Зовут меня Эдуард Александрович. А официально — барон фон Фальц-Фейн. По матери я русский. Её девичья фамилия Епанчина. Родился я в России. Но так случилось, что много лет живу в центре столицы Лихтенштейна и всегда рад встрече с соотечественниками. Я единственный русский в этом княжестве и, если меня не будут перебивать, расскажу о себе подробней».
...В 1917 году семья барона, спасаясь от большевиков, бежала из России. Маленькому Эдуарду было тогда 5 лет. Беглецы пережили все мытарства эмиграции. Голодали в холодном Берлине, скитались по чужим квартирам, жили на чердаках, а потом перебрались во Францию и осели в Ницце, где задолго до революции отец Эдуарда купил дом. В этом доме у них бывали известные деятели русской культуры: Дягилев, Стравинский, Шаляпин, Лифарь.
Многие эмигранты бедствовали, но Эдуарду Александровичу повезло. Увлекшись велосипедным спортом, он в начале тридцатых годов выиграл велогонки и стал чемпионом Парижа. Его пригласили в редакцию популярной спортивной газеты на интервью, и он так понравился главному редактору, что тот, узнав, что молодой спортсмен, помимо французского, владеет еще и немецким языком, предложил ему поехать в Германию, где шла подготовка к Олимпийским играм 1936 года.
«Я видел,- продолжал он,- с какой презрителной гримасой Гитлер покинул стадион, когда на стометровой дистанции чернокожий американец обогнал немца и получил золотую медаль».
Барон Фальц- Фейн попал в княжество Лихтенштейн, благодаря знакомству его матери с князем Лихтенштейна. Её отец был одно время послом Австро-Венгрии в России. Княжество Лихтенштейн входило тогда в состав Австро-Венгерской империи. Князь был знатоком и любителем живописи. Изучая собрания Эрмитажа, он сдружился с дедушкой, который остался в России и стал директором Пажеского корпуса. Он тоже обожал живопись и дружил с известными русскими художниками. Когда началось нашествие гитлеровцев на Францию, мать написала князю, и семья барона оказалась в Лихтенштейне.
После войны Эдуард Александрович забросил журналистику и занялся организацией туристических маршрутов в Лихтенштейн. А как спортсмен он организовал Олимпийский комитет страны и много лет был его бессменным вице-президентом. В 1980 году барон впервые приехал в Россию как представитель этого Комитета. (в Москве тогда проходили Олимпийские игры) и с тех пор не порывает связей с Россией.
Первым его даром Родине была библиотека Дягилева-Лифаря, которую он купил на аукционе в Монте-Карло в 1975 году и подарил её Академии наук СССР. А по приезде в Санкт-Петербург подарил музею Шаляпина выкупленные им в Риме фамильные реликвии семьи Шаляпиных. Благодаря его усилиям, прах великого певца был перевезен в Москву и захоронен на Новодевичьем кладбище. В этом ему помог писатель Юлиан Семенов, с которым Эдуард Александрович подружился, когда тот работал корреспондентом «Литературной газеты» в Бонне.
«Юлиан часто навещал меня в Лихтенштейне, — рассказывал Эдуард Александрович, а иногда жил в моем доме. Здесь он успел даже написать книгу. Здесь же и родилась у него идея издания популярной в России газеты «Совершенно секретно». Вместе с Юлианом мы занялись поисками Янтарной комнаты и организовали Комитет, в который вошли Жорж Сименон и Марк Шагал».
Убедившись в результате поисков, что Янтарная комната бесследно пропала, Эдуард Александрович помог создать новую. Она была открыта в мае 2003 года к 300-летию Санкт-Петербурга. Занявшись всерьез русской историей , он отыскал в архивах документы, подтверждающие пребывание в Лихтенштейне полководца Суворова после его знаменитого перехода через Альпы. И в том месте, где останавливался великий полководец, на деньги барона де Фальц-Фейна установлена мемориальная доска. По его инициативе и настоянию, к 200-летию перехода Суворова через Альпы в Лихтенштейне была выпущена юбилейная почтовая марка, сразу ставшая ценнейшей среди филателистов всего мира.
Он же организовал туристический маршрут, которым шли через Альпы суворовские солдаты.И сегодня на перевале Сен-Готард, который Суворов в донесении императору Павлу I назвал «Царством ужаса», установлена конная статуя полководца работы московского скульптора Д. Тугаринова. Деньги на статую при содействии Эдуарда Александровича собрали швейцарцы и лихтенштейнцы. «Русские, - посетовал он,- не дали ни копейки!».
А сколько ценнейших картин великих русских художников купил на аукционах и передал в Советский фонд культуры Эдуард Александрович! Репин, Бенуа, Коровин, Кустодиев, Левитан, Куинджи! Сотни икон, гобеленов, рукописей и других ценнейших экспонатов передал он в дар российским и украинским музеям. На его деньги создан фонд помощи в России и Украине для лечения молодых людей, больных туберкулезом.
Труды его не остались незамеченными. В 90-ые годы прошлого столетия Президент России Б. Ельцин наградил его орденом Дружбы народов, а президент Украины Кучма - «Знаком президента».
Узнав, что Аркадий Хасин – одессит, барон пригласил его в свою машину и рассказал, что большевики разгромили под Херсоном имение семьи и основанный его отцом заповедник «Аскания Нова». Убили его бабушку, которая построила в Херсоне больницу для бедных, а в Одессе забрали у родителей консервную фабрику и выгнали из фамильного дома. «Знаете на улице Гоголя.такой дом, с атлантами? Я был в Одессе, фотографировался возле дома с атлантами, когда праздновали 200-летие города».
« Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!- пишет Аркадий Хасин.И далее:
— Почему вы так смотрите на меня? — удивленно спросил барон.
Волнуясь, я рассказал о моем знакомстве с этим домом, о погибшей в гетто его жительнице, художнице Елизавете Геллер, о том, что во время оккупации фашистами Одессы в этом доме жил немецкий генерал. Рассказал о том, что скульптурная группа Атланты с улицы Гоголя стала официальной эмблемой Всемирного клуба одесситов, президентом которого является Михаил Жванецкий. Одесское издательство «Оптимум» для серии книг «Вся Одесса» тоже сделало фирменной маркой «Атлантов».
Эдуард Александрович с интересом выслушал рассказ земляка и подарил ему свою книгу. Книга называется «Барон фон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа». Издана в 2001 году в Москве.
Аркадий Хасин завершает статью такими словами: « Совсем недавно из телевизионной передачи об этом удивительном человеке я узнал, что он умер в возрасте 95 лет. Я пошел на улицу Гоголя и положил к подножью атлантов букетик цветов. И в память о нем написал эту статью».
Но в комментариях к статье одна из читательниц сообщает, что сведения о смерти барона преждевременны, он жив, и она желает ему прожить до 120.
В другом комментарии сообщается, что первым владельцем дома был Скадовский, основатель города Скадовска под Херсоном, женившийся на одной из дочерей барона фон Фальц – Фейна. Может, это было и так. Двор был большой и в нём по существу было два флигеля под номерами 5 и 7. Это не меняет сути тех добрых дел, плодами которых пользуются ныне живущие поколения.
Украинское национальное информационное агенство новостей сообщило::
- Администрация национального биосферного заповедника «Аскания-Нова» 16 октября планирует торжественно открыть памятник основателю заповедника барону Фридриху фон Фальц-Фейну, ( отцу или дедушке Эдуарда Александровича ).
Как сообщили в администрации заповедника, планируется, что бронзовый памятник работы московского скульптора Олега Тугаринова будет установлен перед семейной усадьбой Фальц-Фейнов, которая расположена на территории заповедника. Памятник будет представлять собой фигуру сидящего барона, рядом с которым будет изображена дрофа, как одна из первых редкостных птиц, вошедших в коллекцию заповедника.
Деньги на создание скульптуры выделили потомки барона, проживающие в Лихтенштейне.-
Если мне доведётся побывать в Одессе, то я, как и Аркадий Хасин, пройду по улице Гоголя к её началу, зайду во двор, выйду из ворот и положу цветы к ногам атлантов. И не только в память о своей юности, друзьях, разбросанных по разным городам и странам, а, прежде всего, - в память о людях –созидателях, которые, как атланты, поддерживают нашу грешную Землю своими добрыми делами.
Так написала я, познакомившись с историей памятного и для меня лично Дома с атлантами. В 2011 году я с мужем, дочерью и зятем после двадцатилетней разлуки посетила родной город. Мы пробыли там всего четыре дня, но в первый же день прошлись по Приморскому бульвару и прилегающим прекрасным уголкам исторического центра, где прошла большая часть нашей жизни.
Дом с атлантами, по-прежнему, остался одним из достопримечательностей улицы Гоголя, хотя многие дома вокруг, в том числе и дом, где не раз останавливался Гоголь, оказались в запущенном состоянии. Двор Дома с атлантами перегорожен заборчиками, заполнен машинами владельцев престижных квартир. Заслонён высоким забором и вид на море. Но продолжают нести свою нелёгкую службу атланты в надежде, что и в новых поколениях найдётся время не только для квартир, машин, но и для добрых дел.
24.09.2011 | KarinaOb
Основною місією Фонду « Чудо життя» є благодійна допомога дітям- інвалідам , які мають інтелектуальні та фізичні проблеми у розвитку.
допомогу хворій дитині
01.05.2011 | Леонид
Может быть я ошибаюсь, но создатель Аскании-Новы, Фридрих фон Фальц-Фейн был дворянином (он получил дворянство именно за заслуги в создании заповедника а за снабжение русской армии лошадьми), но баронского титула не имел. Бароном в этой семье стал только описанный в статье Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн. И сделал его Бароном ни кто иной как князь Лихтенштейна уже после того, как молодой Эдуард Александрович поселился в Лихтенштейне. Так по крайней мере утверждают немецкоязычные источники.
21.04.2010 | Наталья
Приятно читать рассказ о месте где ты живешь. Читаю и еще более люблю наш дом!
Спасибо.
23.03.2010 | Маргарита Минеева
Дорогой Аркадий!

Случайно прочитала на сайте газеты «Вечерняя Одесса» вашу статью «Дом с атлантами». Живой рассказ всегда интересен, но особенно он волнует, когда перекликается с собственными воспоминаниями.
Возможно, моё маленькое дополнение к вашей информации о бароне Эдуарде Александровиче Фальц-Фейне покажется вам интересным.
Мне выпало счастье дважды подолгу беседовать с бароном Фальц-Фейном.
В 2002-2004 годах я вела авторскую программу на американском русском радио в Нью-Йорке. Позвонила в Лихтенштейн и пригласила барона Фальц-Фейна принять участие в моей программе. Он откликнулся охотно.
Оба раза по полтора часа он отвечал на вопросы так живо, весело и откровенно, что мне казалось, будто я говорю с очень молодым и давно знакомым мне человеком. Его ответы были порой настолько неожиданными, что на мгновение ставили меня в тупик. Например, на вопрос, использовались ли в его спортивном прошлом допинги, он по-детски наивно ответил: «Конечно. Обязательно. Фрукты, апельсины, шоколад. Мы старались есть всего этого побольше, чтоб укрепляться…»
Другой ответ Эдуарда Александровича вызвал восторг радиослушателей. На вопрос об отношениях с женщинами он сказал: «У меня и сейчас есть женщина. Она приходит ко мне два раза в неделю…» Надо напомнить, что было ему в ту пору чуть больше 90 лет.
Участие Фальц-Фейна в гитлеровской Олимпиаде 1936 года, естественно,
не могло меня не интересовать. И я, конечно, задала ему это вопрос. Каково же было моё изумление, когда в ответ Эдуард Александрович не стал уверять меня и радиослушателей в том, что уже тогда ненавидел Гитлера. Нет. Он так же искренне, как на все другие вопросы ответил: «Я тогда смотрел на него с восхищением». Поразительно, но ни на секунду в мою голову не закралось дурное подозрение. Просто быстро в уме я стала подсчитывать, сколько же лет было этому наивному человеку в 1936 году. И подсчитав, подумала: слава Богу, что к 1939-му он уже покинул Германию.
Барон Фальц-Фейн был непосредственен и честен в разговоре, какую бы тему я ни затронула. И за это я была ему благодарна.
Подвижническая деятельность барона Фальц-Фейна, конечно, в России недооценена. Не могу вспомнить другого такого случая, когда бы человек, практически ограбленный государством и покинувший его, спустя годы добровольно и беззаветно возвращал этому государству то, что им же - то есть, государством было бездарно растрачено и разбросано по всему миру.
Несколько последних лет я не связывалась с Эдуардом Александровичем, всё было некогда позвонить. А оказывается - уже и некуда. Из вашей статьи я узнала, что нет больше на свете этого прекрасного, светлого человека.
Утешает одно – его знают и помнят в стране, которую он любил до конца своих дней.
С уважением и благодарностью за вашу статью,
главный редактор газеты «ОЛИМП news» (NY),
Маргарита Минеева.
20.03.2010 | Amateur
Большое спасибо за вашу статью!
Но было бы еще очень интересно узнать почему Атланта два. Насколько мне известно из Древнегреческой мифологии Атлант который держал небо было только один????? Или задумка скульптора внесла свои коррективы.
Сколько литературы и источников в интернете облазил, но пока не нашел ответ на свой вопрос.
Может вы поможете?
28.02.2010 | Киевлянинъ
В \"Мифах Эллады\" можно было прочитать не \"об атлантах\", а об Атланте... Титан такой был, брат Прометея...
05.02.2010 | Татьяна Белоконенко (Колинько)
Большое спасибо, Аркадий, за вашу статью! Как каждый одессит, я хорошо знаю и люблю этот дом. Я -художник, и часто "гуляла" с этюдником по одесским дворикам. Возле этого дома есть удивительный дворик с портиком и греческими колоннами. Я ходила туда на этюды мимо атлантов. А с самими атлантами меня связывает не только любимый город. Когда у меня родилась сестра- папа был в рейсе в Атлантическом океане, сильно штормило. Очень сильно... В ответ на телеграмму о рождении дочери, папа написал- назвать ее Атланта. Но... так как все в Одессе знают, что Атланты- это сильные мужчины, которые держат небо, то имя сделали более женственным. И мою сестру зовут Атлана. На этом история не заканчивается. Уже здесь, в Израиле, где мы сейчас живем, у сестры родилась дочка и сестра ее назвала Атланта. Глядя на обеих моих любимых Атлантид, вижу в них кипучую энергию океана.
Еще раз, спасибо!
художник Татьяна Белоконенко
Израиль, Хайфа
05.02.2010 | Влад
Прекрасная статья о знакомом каждому одесситу доме. Я, как Редактор полноформатной газеты "Одесские корни" Всеизраильского замлячествапа "Одесса", неоднократно приводил в нашей газете фотографию Атлантов. А к 212 годовщине Одессы эта фотография занимала всю первую страницу газеты. Спасибо автору статьи, жаль, что её не было раньше.
04.02.2010 | Виолетта Лившен
В этом доме прошли лучшие годы моей жизни. Когда моя семья поселилась там в 1971 году, его называли "Домом черных полковников". Там жили в основном отставники и вдовы бывших сталинских полковников. Ох и доставалось нам, будучи детьми от них...Гоняли нас...
Теперь, живя в Америке, я с волнением вспоминаю это время. Я помню почти каждую квартиру, ведь там жили мои друзья детства.
Спасибо за статью, ничего этого я не знала.
02.02.2010 | Александр
Уважаемый господин Игорь Ейкелис!
"Дом с атлантами" изначально и всегда принадлежал семье Скадовского (основатель г. Скадовск), женатым на одной из представителей рода Фальц-Фейн.
О родстве с семьёй Анатры, между прочим, неизвестно и самим Скадовским - Фальц-Фейным.
Будем признательны за получение от Вас достоверной информации об этом родстве, которую мы передадим наследникам Садовских - Фальц-Фейнов.
С уважением
Клуб ДОМ ДЕРИБАСА (Берлин).
31.01.2010 | Eлена Ананьева
Интересная статья об известной личности, только уже был комментарий, что барон фон Фальц-Фейн жив и по сей день! Значит будет жить долго!
Будьте здоровы, Эдуард Александрович!
С приветом из Германии
Елена
30.01.2010 | Игорь Ейкелис
Уважаемый Аркадий,

Большое спасибо за статью. Было очень интересно узнать кто-же был хозяином дома с Атлантами (я сам одессит). Между прочим, семейство Фальц-Фейнов состоит в родственных связях с другим старым одесским семейством: Анатра (италианского происхождения). Анатры были моряками, экспортёрами пшеницы, банкирами, а Артур Анатра наладил произвотство самолётов в Одессе в 1912-19 гг.

Еще раз, большое спасибо за очень интересную статью.
23.01.2010 | Зоя Тигай
Спасибо! Очень трогательно!
23.09.2009 | Владимир Рывкин
АРКАДИЙ ХАСИН ПИШЕТ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ РАССКАЗЫ,

АТЛАНТЫ Владимир Рывкин (Одесса-Эрланген)
Но поздно.Тихо спит Одесса. Шарик
Весь на атлантах, сверху дом.
Они по совести держали,
Мы восхищались их трудом.
Хотел ли кто-то свои плечи
Под шарик сам подставить в ночь,
Или же - в утро, в день, под вечер...
И этим юношам помочь?
"За пушкинской строкой..." 2009г.
С УВАЖЕНИЕМ К АВТОРУ И К "ВЕЧЕРНЕЙ ОДЕССЕ" Владимир Рывкин из Эрлангена.
The manual will provide you with complete information on property and pokeroddshelper.com
Поиск:
Новости
14/11/2018
В Стамбульском парке работники коммунального учреждения «Муниципальная стража» задержали мужчину, который выкапывал декоративные елки...
14/11/2018
Из областного бюджета по распоряжению председателя Одесской облгосадминистрации Максима Степанова на лечение пациентов с ишемической болезнью сердца направят 1 млн. 700 тыс. гривен...
14/11/2018
Шановні працівники радіо, телебачення та зв’язку! Щиро вітаю вас з професійним святом — Днем працівників радіо, телебачення та зв’язку!
14/11/2018
Погода в Одессе 16—22 ноября
14/11/2018
«Между мифом, сакральным и утопией» — так называется лекция, которая состоится сегодня, 15 ноября, в 16.00 в Одесском филиале Греческого фонда культуры (переулок Красный, 20)...
Все новости



Архив номеров
ноябрь 2018:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30


© 2004—2018 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.070