За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Газета — Читатель — Газета

Новую Каховку оккупировали, но горожан так и не сломили

№40—41 (11177—11178) // 26 мая 2022 г.
Новую Каховку мы обязательно освободим

Павел Уманец — журналист из Новой Каховки Херсонской области. До войны мы не были знакомы. А вот сейчас познакомились, так как Павлу с женой пришлось покинуть родной дом, захваченный российскими оккупантами, и перебраться на какое-то время в Одессу. В том, что Херсонщину мы освободим, коллега не сомневается.

Биография автора очень интересна. В свое время Павел окончил Львовское высшее военно-политическое училище, более 20 лет работал в газетах Тихоокеанского флота. Уйдя в запас капитаном третьего ранга, вернулся в родные края, с 2005 года трудился в газете «Нова Каховка» и других печатных и электронных СМИ. Агрессия России в 2014 году стала для Павла Уманца своеобразным жизненным Рубиконом. Принял украинское гражданство, стал волонтером, неоднократно бывал на фронте, в зоне проведения АТО.

А 24 февраля 2022 года в Новую Каховку, как и во всю Украину, пришла война, город оказался в оккупации. Об этом — первая публикация Павла Уманца.

Двадцать четвертого февраля, незадолго до 5 часов утра, город был разбужен жутким грохотом. Вскоре выяснилось: взрыв прогремел на окраине Новой Каховки, в расположении воинской части, где много лет стояли украинские ракетчики. Правда, позже стало известно, что с территории заблаговременно были выведены полностью и личный состав, и вооружение, в том числе ракеты.

Уже к полудню из сообщений в соцсетях, а также из других источников горожане узнали, что главное насосное сооружение, что расположено в Таврийске и питает весь Северо-Крымский канал (СКК), а также Каховская ГЭС и мост через Днепр захвачены оккупационными войсками РФ. Над обоими объектами вывешены флаги-триколоры.

Несколько дней еще гремели взрывы, много взрывов на Шиловой балке, что вблизи моста через Каховскую ГЭС. Там продолжались ожесточенные бои — украинские подразделения пытались сдержать превосходящие силы захватчиков, удерживая оборону на левом берегу Днепра, но без соответствующего подкрепления были частично разбиты и вынужденно отступили в сторону Херсона.

С первых же дней оккупации город затих. Улицы опустели, рынки и магазины закрылись, лишь несколько хлебных киосков собирали людские очереди. Но ненадолго. Более-менее крупные торговые точки вскоре возобновили работу. Сначала с «черного хода», не пропуская посетителей внутрь магазина. Охранники собирали у людей списки необходимых продуктов, спустя несколько минут выносили пакеты с заказанным и взимали оплату — наличными и желательно без сдачи. Позже решились запускать в супермаркеты людей небольшими группами, по 10–15 человек. Правда, ассортимент выставленных товаров редел буквально на глазах.

Очень скоро у жителей закончились наличные деньги, а банковские карточки обслуживались нерегулярно и далеко не везде. Из банкоматов выгребли все изначально, они продолжали работать только на прием наличности — погашение кредитов, оплату коммуналки и т.д. Покупать продукты, лекарства стало просто не на что. Экономить приходилось на всем.

«Вежливые» захватчики

Поначалу в городе редко можно было встретить военных РФ, в основном, солдаты и техника дислоцировались на окраинах, в лесополосах, других более-менее защищенных от людских глаз местах. Впрочем, часть рашистов расположилась и в городской черте — на стадионе «Энергия», на территории больницы, что в микрорайоне Сокол, в других общественных, но скрытых от обывательских глаз местах.

2015 год. Павел Уманец во время очередных военных сборов
2015 год. Павел Уманец во время очередных военных сборов

Но спустя пару дней группы рашистских солдат, по несколько человек, стали появляться в людных местах и возле торговых точек, которые к тому времени возобновили работу, хоть и со значительными ограничениями. Главным образом, скупали в супермаркетах продукты питания, пиво, сигареты и т. д. Любопытно, откуда у них гривни? Впрочем, почти во всех магазинах этот ассортимент да и многое другое очень быстро закончилось. Ведь завозить новый товар на оккупированную территорию захватчики не позволяли.

Зато полным ходом расцвела так называемая уличная торговля, как в 90-х — вдоль дороги сплошные лотки, на которых красовались колбасы, сыры, масло, различная алкогольная продукция, сигареты и т.д. Весь товар — из Крыма, по большей части российских производителей. Подсуетились и местные торговцы, и пришлые. Правда, особым спросом у новокаховчан сия продукция не пользовалась: цены, откровенно говоря, кусались, а качество товара оставляло желать лучшего. Очереди не выстраивались. Да и как не помнить о таком моральном аспекте, как: покупать российские товары — значит, поддерживать и помогать оккупантам...

Протестный митинг с потерпевшими

Люди у «черного» входа в супермаркет
Люди у «черного» входа в супермаркет

Не только этим новокаховчане выражали протест. Так, в начале марта жители самоорганизовались в соцсетях и провели протестный митинг возле кинотеатра «Юность», что в центре города. Несколько тысяч горожан с украинскими флагами, скандируя «Русские, идите домой!», продемонстрировали, что Новая Каховка — это Украина, что так называемых «освободителей» никто сюда не звал, и что им здесь не рады.

После сумбурного митинга люди прошествовали на главную площадь города к горисполкому. Но здесь их уже ожидали солдаты российско-фашистских войск. После предупредительных выстрелов рашисты стали бросать в продолжающую двигаться колонну людей светошумовые гранаты и дымовые шашки. А затем прозвучало несколько автоматных очередей по толпе. Увы, как минимум четверо граждан были ранены, а мирная акция — разогнана.

Справедливости ради стоит отметить, что непрошеные гости долгое время не проявляли агрессии по отношению к гражданскому населению. Более того, старались казаться дружелюбными и даже вежливыми. Перед пешеходными переходами останавливались, уступая пешеходам. На дорогах вокруг города оборудовали блокпосты, благодаря чему контролировали перемещение горожан и транспортировку грузов, в том числе медикаментов и продовольствия. Сразу был установлен т.н. комендантский час, горожанам запрещено было выходить из дома после 19 часов и до 6 утра. И в большинстве своем люди не нарушали установленных правил.

Смерть за лозунг

Как шептались в очередях люди, в середине марта имел место трагический случай. Группа молодых парней 20–30 лет немного припозднилась. Уже вступил в силу установленный военной администрацией комендантский час, а они тихо-мирно пили пиво на лавочке возле подъезда. Подошедший к ним военный патруль сделал замечание и предложил разойтись по домам. В ответ один из парней негромко воскликнул: «Слава Украине!». Тут же прогремела автоматная очередь, сразившая захмелевшего патриота наповал.

Митинг 6 марта 2022 года
Митинг 6 марта 2022 года

Люди рассказывали и о периодической стрельбе на дорогах близ блокпостов, окруживших город. Кое-где на обочинах до сих пор можно встретить искореженные пулями и взрывами кузова легковушек. О судьбе сидевших в них людей остается только догадываться. Был установлен запрет на выход в Днепр моторных лодок. Припомнился эпизод, когда семья на моторке пыталась пересечь Днепр, переправляясь на правый берег. То ли люди хотели таким образом выбраться из оккупированной Новой Каховки, то ли пытались доставить лекарства кому-то из родни в оккупированные поселки Бериславского района… В итоге по «нарушителям» открыли стрельбу, люди погибли.

В марте среди горожан пошла молва, мол, на окраине города «пацаны спалили рашистский БТР». И впрямь, на обочине улицы Соборной, неподалеку от украинской церкви, красовался остов обгоревшего бронетранспортера. Как выяснилось, три боевые машины оккупантов следовали маленькой колонной по ул. Соборной в направлении объездной дороги. Вблизи церкви одна из машин заглохла. Совместными усилиями трех экипажей быстро завести ее не удалось. Приняли решение всем пересесть в две другие машины и проследовать дальше, оставив неисправный БТР на обочине. В это время мимо проходила группа местных ребят. Увидели, прошлись вокруг и, не обнаружив солдат ни в машине, ни подле, обложили грозную машину снаружи промасленной ветошью, напихали внутрь и подожгли. К моменту, когда вернулись солдаты, оставленный ими БТР полыхал, как факел.

Начались задержания активистов и АТОшников

Как гром среди ясного неба стала появляться информация об исчезновениях некоторых новокаховчан: предпринимателей, депутатов горсовета, журналистов, активистов. По большей части тревожные сигналы, увы, подтверждались. Сначала из соседней Каховки пропал журналист Олег Батурин, следом новокаховчанин Сергей Цыгипа, бывший и журналистом, и активистом, офицер запаса ВСУ. Потом был похищен из дома популярный в городе активист Андрей Пилипович, известный в Новой Каховке журналист Александр Гунько, депутат Херсонского облсовета, новокаховчанин Виктор Помазнюк, футбольный тренер Анатолий Бакулин и другие. Некоторых из задержанных спустя время отпустили, продержав по несколько дней в подвалах, допрашивая и применяя пытки голодом. Судьба иных поныне не известна.

В один не добрый день автор этих строк вместе с женой тоже стал свидетелем жуткой сцены. К соседней девятиэтажке среди бела дня подкатили три авто с символикой Z, причем одна легковушка была гражданская. Вышедшие из авто люди — в армейской форме и гражданские лица в масках из числа коллаборантов — ринулись в один из подъездов. Одновременно группа военных подошла к дому с другой стороны, очевидно, перекрывая возможность отступления со стороны окон и балкона. Спустя полчаса из подъезда вывели и погрузили в авто одетого явно не по сезону (первые числа марта) худощавого парня в шортах и спортивной кофте, с темным мешком на голове. Как вскоре стало известно, военная администрация объявила охоту на бывших воинов АТО, ныне уволенных и пребывающих в запасе. По-видимому, опасались, что те вновь могут примкнуть к защитникам Украины в лице ВСУ или теробороны. А может, просто из мести... И таких эпизодов по городу, тут и там, по свидетельствам людей, было немало. Судьба этих ребят по сей день не известна.

В целом же обстановка в городе длительное время сохранялась тревожная. Люди все чаще шептались в очередях: как долго еще предстоит пробыть в оккупации, и когда наконец ВСУ начнут освобождать город. При этом все прекрасно осознавали, что как раз во время освобождения, т.е. боевых действий ВСУ против засевших в лесопасадках вокруг города и в самом населенном пункте рашистов, городу достанется крепче всего. Не исключены минометные, ракетные и артиллерийские обстрелы жилых домов, а также бомбардировки авиацией. А это значит, что горожанам поневоле придется на длительное время переселиться из уютных квартир в подвалы и бомбоубежища. И тем не менее, люди ждут этого с нетерпением!

Многие жители в считанные дни покинули город, выехав на подконтрольную Украине территорию, благо поначалу оккупанты этому особо не препятствовали. Большинству же попросту некуда и не за что было выезжать. Они остались терпеливо ждать, когда захватчиков изгонят подразделения ВСУ.

Признаться, автор публикации сначала не планировал куда-либо уезжать из города. Тем более мать, пожилая женщина, наотрез отказывалась куда-либо отправляться из собственной квартиры. Не оставлять же ее в это неспокойное время одну. Но однажды вернувшаяся с работы супруга (она трудится в городской библиотеке) с возмущением заметила, что оставаться в городе больше невозможно. И пояснила. Ранее прошла информация, что новая военная администрация (рашистская) планирует всех педагогов города принудительно отправлять в Крым на переподготовку — в духе российской идеологии.

Пришла очередь и работников культуры, в том числе сотрудников библиотек — проводить работу в соответствии с новыми требованиями. В библиотеках следовало «перебрать имеющиеся в арсенале книги, отсеяв идеологически-украинские». Более того, готовить мероприятия, к примеру, приближающегося празднования Дня победы отныне следовало «на российский лад». Многие работники культуры такие «новаторства» восприняли в штыки и написали заявления об увольнении. Возмущение было столь велико, что супруга тут же начала активно искать в различных группах соцсетей перевозчиков или возможность беспрепятственно выехать из Новой Каховки на любую подконтрольную территорию Украины.

Выбрали Одессу. Тут живет младшая дочь Александра. Она закончила Одесский военно-морской колледж, осталась служить.

Найти перевозчика помог случай. В одной из групп появилось объявление, что кто-то может взять с собой двух пассажиров до Одессы. Тут же позвонили на указанный номер. Алексей Стрекозов, местный предприниматель, занимающийся автосервисом, собирался выехать к семье в Одесскую область и согласился взять нас с женой с собой. В качестве оплаты — с нас топливо на переезд, вышло в итоге около 3 тысяч гривен. Единственное препятствие — у Алексея не было…паспорта. Он его сдал в Бериславский паспортный стол на переоформление, а забрать не успел, началась война.

В итоге решил рискнуть и ехать только с водительским удостоверением. Правда, отыскался еще старый советский паспорт…Однако решимость Алексея выбраться из оккупации к жене и детям была столь сильна, что колебания он таки преодолел.

Выезд из Новой Каховки

Итак, наутро завтрашнего дня решено было примкнуть к автоколонне беженцев, которая почти каждое утро к 6 часам формируется на одной из улиц Новой Каховки.

В то утро машин собралось около сотни. Возле каждой в ожидании топтались люди, целыми семья-ми. Возле многих сновали домашние питомцы — кошки и собаки. Не бросать же любимцев! От машины к машине передавались указания: на блокпостах из машин не выходить, побольше молчать, на вопросы отвечать вежливо, четко и кратко, ни в коем случае не пытаться провоцировать. Мобильные телефоны на блокпостах могут проверять, поэтому все следует хорошенько «почистить», спорные комментарии и фотографии лучше удалить, некоторые аккаунты тоже. Дабы в случае выборочной проверки не навлечь гнев рашистов. Также пронеслось предупреждение, что на блокпостах могут проверять наличие татуировок, особенно у мужчин — таким образом выявляют украинских АТОшников.

Через несколько минут треволнений колонна двинулась в путь. При этом большинство из нас верили, что вскоре вернутся домой…

Через какое-то время наш водитель обратил внимание на неисправность впереди идущей «Славуты», на отчетливые следы вытекающего из системы охлаждения антифриза. Через часа два машина безнадежно остановилась. Алексею пришлось брать неисправную «Славуту» на буксир и тащить без малого сотню километров. Конечно, топлива при этом расходуется значительно больше, но не бросать же земляка и едущих с ним женщину, бабушку и ребенка на произвол судьбы. По всей трассе нередко встречались сгоревшие автомобили: не только военная техника, но и гражданские легковушки, фуры-зерновозы.

На хороших участках дороги колонна двигалась на приличной скорости. Маршрут пролегал вдоль Днепра к Антоновскому мосту. На пути встретились не менее пяти блокпостов с вооруженными солдатами. Угрюмые и безрадостные, они машинально проверяли документы, задавали стандарт-ные вопросы, типа: куда едете, зачем, что везете и т.д. И охотно принимали подарки в виде пачки сигарет. Перед Антоновским мостом собралась очередь из машин, тут проверяли наиболее скрупулезно. Спустя час Антонов-ский мост проехали без потерь в колонне. Проблемы начались вскоре после моста.

Колонна растет

Количество автомобилей существенно увеличилось, добавились авто из Херсона и области. На очередном блокпосту проверяли двое солдат уже зрелого возраста, в изрядно помятой форме. По-видимому, это были «ополченцы ДНР», немолодые мужики лет под 50, интеллигентного вида, быть может, довоенные педагоги. Солдаты угостились сигаретами и бутылкой «Пепси», именно угостились, объяснив, что самим им брать запрещено (?), можно лишь принять в дар из наших рук. Пожаловались, что их «кинули» в очередной раз и вопреки обещаниям не завезли сигарет. Мол, обеспечение вообще никудышнее. На этом блокпосту взяли водительское удостоверение, чтобы, якобы, внести данные водителя и авто в журнал. И предупредили, чтобы водитель и пассажиры не пользовались мобильными телефонами, пояснив при этом, что, «если заметят, заберут, и будете потом плакать...»

Где-то перед полуднем проехали Дарьевку, где было назначено место остановки колонны, ожидания отставших и присоединившихся, перегруппировки. Созвонились с головной машиной. Оказалось, что маршрут несколько меняется — через Снегиревку не пропускают, придется ехать в сторону Берислава, т.е. в обратном направлении, только по левому берегу Днепра. Якобы, теперь можно выехать только через Давыдов Брод.

По пути следования колонна была остановилена, по всей длине выстроились вооруженные солдаты с дистанцией около 50 метров друг от друга, людям запретили под угрозой автоматов не только выходить из машин, но и «глазеть по сторонам». Колонна простояла более часа, пропуская по встречке двигавшуюся в направлении Херсона здоровенную колонну тяжелой военной техники, предназначенной для наведения понтонных переправ.

Перед Шиловой балкой очередной блокпост. Рашист-ский офицер поинтересовался: куда едете? Ответили, как и было заранее обговорено, что едем в Умань (почему-то нельзя сообщать, что направляемся в Одессу или Николаев, их это раздражает). Очередной вопрос: там что ли хорошо? Отвечаем, мол, вот и посмотрим. Его же заключительная реплика повергла нас в шок: ничего, война вас и там догонит. Прозвучало как угроза.

Примерно к 14.00 часам выехали к Каховской ГЭС со стороны Берислав-ского района. Картина предстала жуткая. Повсюду следы разрывов, сгоревшая техника, разваленные дома, руины. На этом месте украинские защитники трое суток держали оборону под натиском превосходящих сил рашистов. Крепко досталось и частным домам в округе.

Перед Бериславом движение колонны застопорилось, пропускали очень медленно. После свернули на Давыдов Брод. На здешних блокпостах в основном встречались «дэнээровцы» — к тому времени мы их уже наловчились различать по внешнему виду. На одном из блокпостов мы едва не лишились запасного колеса. Радостный солдат подскочил к нашему грузовику с вопросом «какая у вас запаска?». Затем, разглядев, что размер колеса ему немного не подходит, уныло отошел.

Наш грузовик едва не расстреляли

На одном из последних блокпостов опять скопление машин, замедленное движение, тут была организована так называемая «двойная проверка». Но что это значит, мы узнать не успели, подошедший военный бросил, мол, майор приказал «дальше машины не теребить и всех пропускать без проверки».

Едва начали набирать скорость, удаляясь от поста, краем глаза заметили, что один «дэнээровец» из посадки взмахнул рукой. И пока заметивший это Алексей стал тормозить, мы с супругой успели отчетливо увидеть, как махавший солдат вскинул автомат, приготовившись стрелять на поражение. Но до стрельбы, к счастью, не дошло. Машина сдала назад, остановившись перед солдатом.

Уже начало темнеть, когда мы проезжали последний российский блокпост, в сторону Кочубеевского движения. 15 километров «нейтральной зоны» проезжали минут 40, грунтовка была изуродована, вся в рытвинах, сплошь усыпана разбитыми стеклами, покореженными автомобилями — гражданскими и военными. Виднелись раскуроченные дома сельчан, элеватор, заметно, что снаряды и ракеты сюда прилетали регулярно и обильно.

Когда вечером, около 20.00, въезжали в зону ответственности ВСУ, едва могли сдерживать слезы радости. Родной флаг на первом же нашем блокпосту буквально согрел душу. И солдаты, наши украинские солдаты, показались особенно опрятными и аккуратными, они тепло и приветливо нас встречали.

Когда проезжали уже по нашей территории, на въезде в какое-то село чуть ли не под колеса выскочили несколько людей. Среди них был тот самый водитель «Славуты», которую наш рулевой Алексей вынужденно тащил за собой около 100 км. Благодарный парень, ему на вид не более 30, щедро поделился бензином, предложил пополнить масло и т.д. Его родственники предлагали остаться на ужин, но нам нужно было ехать дальше.

Через пару часов подъезжали к блокпосту перед Кривым Рогом, «покрасневший» топливный индикатор упрямо сигнализировал, что пора заправиться. После дежурной проверки документов военные объяснили путь до ближайшей автозаправки. Но двинуться дальше мы уже не смогли: бак был сухой. На удивление, бойцы тут же предложили залить нам немного бензина и даже от предложенных денег... отказались. Казалось бы, мелочь, но в тот момент мы на себе прочувствовали всю глубину украинской солидарности.

Пока мы ехали по улицам города, к нам подкатило патрульное авто полиции. Выяснив причины нашего ночного плутания, предложили проводить до автозаправки. Спасибо им огромное!

Еще через полчаса к нам подрулил автомобиль теробороны и проводил нас к месту ночлега — на площадке перед каким-то крупным админзданием. С утра пораньше мы двинулись в путь к Одессе. Теперь мы ехали без опасений — по нашей территории нашей прекрасной страны...

Павел Уманец. Фото автора и из интернета



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
22/06/2022
Открывать или нет сезон отдыха на морском побережье Одесской области и места купания должны решать военные. Об этом заявил представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук...
22/06/2022
Верховная рада Украины поддержала ратификацию Конвенции Совета Европы (СЕ) о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, известную как Стамбульская конвенция...
22/06/2022
Прогноз погоды в Одессе 23—28 июня
22/06/2022
Кабинет Министров принял постановление о реализации экспериментального проекта по оформлению паспорта гражданина Украины и паспорта гражданина Украины для выезда за границу гражданам, находящимся за пределами страны...
15/06/2022
На днях гостем редакции был Павел Виктор — преподаватель физики Ришельевского лицея. И лауреат нашего конкурса «Люди дела» по итогам 2021 года. Интересный получился разговор! Причем не только о физике...
Все новости



Архив номеров
июнь 2022:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30


© 2004—2022 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. / ams | 0.055