За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Архив

Как помочь добиться справедливости?

№113—114 (8653—8654) // 04 августа 2007 г.

Практически все письма в редакцию (кроме откликов на статьи и заметки) заканчиваются сакраментальной фразой: «Помогите добиться справедливости». И мы действительно делаем все, чтобы справедливость восторжествовала. Но иногда газета не в силах помочь человеку, и мы отправляем его письмо в ту или иную организацию, которая могла бы что-то сделать. Хотя это тоже вопрос, поскольку известный афоризм гласит: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

ПИСЬМО Нины Александровны Нестеровой из села Каменка Раздельнянского района:

«В прошлом году перед Новым годом убили моего сына. Меня парализовало... В это время пришли ко мне цыгане — К. Р. с женой. И забрали у меня все документы и пенсионную книжку. Я сейчас не имею средств для жизни. Я решила пойти в сельский совет, выяснить, где мои документы. Но председатель — Николай Викторович — не захотел меня выслушать, сказал: «Не мешайте работать».

Люди говорят, что он связан с цыганами и боится их. А цыган продал мою квартиру в Одессе по ул. Варненской, 7/3 и якобы хвастался, что за сто тридцать одну тысячу. А сейчас продает мою хату в селе. Никаких доверенностей на продажу я ему не давала...».

Понятно, что прежде чем писать в редакцию, Нина Александровна должна была обратиться в милицию и прокуратуру, которые вплотную занимаются выведением на чистую воду мошенников, какой бы они национальности ни были.

ЕЩЕ ОДНО ПИСЬМО в редакцию, на этот раз «отягощенное» толстой папкой сопутствующих документов. Здесь дело дошло даже до суда, но...

«Уважаемая редакция, мой муж и я обращаемся к вам за помощью!

Мы 13 марта 2003 года купили дом с пристройками, но т. к. у продавца не было приватизации, оформили сделку по «ген. доверенности» через нотариуса. Пока мы оформляли приватизацию, она, т. е. продавец, отозвала «ген. доверенность» раньше срока. На то время цены на землю и жилплощадь резко возросли. Жилья, кроме этого дома, у нас нет, т. к. живем в дачном массиве. Устроиться без прописки на работу не можем.

Обратились в Коминтерновский райсуд, чтобы сделку о купле-продаже узаконили. Первое исковое заявление судья рассматривал целый год, оставил дело без рассмотрения, потому что мы не явились на судебное заседание. А мы не приезжали потому, что не получали повесток, звонили судье, чтобы узнать дату и время суда. Он отвечал: «Ждите повестку». Мы ее так и не получили. Через некоторое время судья сказала, чтобы мы выселялись, потому что дело все равно не выиграем.

Обратились к другому судье, тот сказал, что закон на нашей стороне, но нужно 2500 тыс. у. е. (так в тексте — П. Ш.).

У нас таких денег нет, продавать нечего, занимать не у кого. И за что давать деньги, когда мы за дом уже заплатили? Однако судья

№ 2 без этой суммы отказался браться за дело.

На данный момент дело находится уже у третьего судьи, но опять же нужны деньги. Что нам делать?

Считаем, что таких людей, как судьи и наш продавец, надо наказывать — за взятки (судей) и за мошенничество (продавца).

Надеемся, что вы нам поможете!

16.07.2007 г.

С уважением Т. Ю. Куюн, К. В. Фоменко».

Среди сопровождающих письмо документов множество справок, актов, квитанций, есть и копия «генеральной доверенности» («Я, гр. Старовойтова Тамара Афанасiвна... уповноважую гр. Фоменко Костянтина Вiталiйовича» и 

т. д.). Здесь же «исковое заявление» К. В. Фоменко «Об устранении препятствий во владении, распоряжении и использовании земельного участка». В нем написано: «13.03.2003 г. между Фоменко К. В. и Старовойтовой

Т. А. была достигнута договоренность о том, что вторая продает первому принадлежащий ей дачный дом и земельный участок № 107... На основании договоренности Фоменко передал Старовойтовой полную стоимость этих объектов в сумме 4000 долларов США (20200 грн. по курсу). Старовойтова выдала ему расписку.

Факт продажи подтверждается актом, составленным сторонами при участии свидетелей. Согласно данному акту, в связи с тем, что на время соглашения у продавца Старовойтовой

Т. А. не было документов, подтверждающих ее право собственности на земельный участок, она передала Фоменко К. В. доверенность на право получения этих документов».

Все понятно? И то, что дальше случилось, тоже? Правильно, К. В. Фоменко подсуетился, потратил немало усилий и средств и получил-таки «госакт» на землю, считая ее своей. Но тут Т. А. Старовойтова отозвала свою «гендоверенность».

А в своем встречном иске в суд Тамара Афанасьевна пишет: «Я действительно договорилась с ответчиком К. В. Фоменко о его проживании и всех правовых действиях, связанных с земельным участком и домом на нем, однако ни о какой продаже этого участка и дома не могло быть и речи, так как участок и домик являются семейным наследственным имуществом...»

ДАЛЕЕ Т. А. Старовойтова пишет, что, когда узнала, что Фоменко хочет продать участок, она 16 ноября 2005 г. отозвала выданную ему доверенность. И просит суд: выселить Фоменко из ее дома и с участка, отдать ей правоустанавливающие документы (свидетельство о праве собственности, книжку садовода) и не препятствовать ей распоряжаться и пользоваться своей собственностью.

О том, что «госакт» на право собственности получила не она, а именно Фоменко, о деньгах (4000 долларов — красная цена по тем временам) в иске ни слова. Но в папке, сопровождавшей письмо в редакцию, есть расписка с подписью Тамары Афанасьевны:

«Я, Старовойтова Т. А., получила от Фоменко Константина Витальевича деньги в сумме (4 тысячи) четыре тысячи долларов США за ПРОДАЖУ земельного участка по адресу: Одесская область, Коминтерновский район, садоводческий кооператив объединенный Совет садоводов по ул. 7, уч. 107, а также за ПРОДАЖУ дома и всех хозяйственных построек.

Расчет произведен полностью, материальных претензий к Фоменко К. В. не имею. 13.03.2003 г.». Подпись.

Странно только, что юридически подкованные судьи заблудились в этих трех соснах и годами не могут выбраться из мнимой «западни». Возможно, истец и ответчик К. В. Фоменко прав, когда пишет о необходимости «дать взятку». О коррупции в судейском корпусе все уже наслышаны, о конкретных судьях-взяточниках нам сообщают не только из Коминтерновского района. И в этой связи хочется сделать небольшой исторический экскурс.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, что в дореволюционные времена СЛОВО купца или покупателя весило больше, чем золотой слиток, и стоило дороже, чем помещичья усадьба? Вспомним посиделки «пикейных жилетов» в одесском кафе Фанкони... Люди за чашечкой кофе договаривались, заключали сделки. Речь шла о тоннах дорогостоящей продукции, о перевозках ее морем или железной дорогой, о конкретных ценах, времени и месте получения денег. И никаких доверенностей, расписок, нотариусов... Работало ЧЕСТНОЕ СЛОВО.

Но если слово нарушалось, вмешивался третейский судья и за полчаса решал проблему. Горе тому, кто нарушил СЛОВО, кто попытался обмануть партнера по коммерции. «Долговая яма» была самым слабым наказанием недобросовестному партнеру.

Вопрос: может ли газета, к которой обращаются за помощью, вернуть ту атмосферу честности и благородства, которая существовала раньше в деловых сферах? Может ли она превратить сегодняшних судей в истинных жрецов Фемиды — кристально честных и бескорыстных слуг Его Величества Закона? Признаемся честно: нет у нас таких возможностей.

И ЕЩЕ ОДНО письмо.

«Я, Кайда Елена Лукинична, вместе с мужем Александром Кононовичем, участником войны, в 1967 г. получили 3-комнатную квартиру на ул. Якира, 9. Муж умер, оставив завещание на мое имя. Вместе со мной проживал сын с женой и внучкой. Потом сын развелся с женой. В 1990 г. бывшая невестка получила 2-комнатную квартиру по ул. Картамышевской, 40. Она сразу же прописалась по этому адресу, но продолжала незаконно жить у меня. Свою квартиру сдает арендаторам. Государству налог не платит и мне за жилье тоже.

Внучка в 1992 г. вышла замуж, ушла к мужу, но прописанной оставалась у меня. В 1998 г. сын приватизировал свою квартиру по ул. Ак. Королева и отдал ее своей дочери (моей внучке). Я настаивала на том, чтобы внучка перепрописалась на ул. Ак. Королева, где она жила с отцом и детьми. Она не только так не сделала, но и своих двух дочерей прописала у меня. Когда в 2001 г. (был бум приватизации) я тоже решила приватизировать свою квартиру, то обнаружила, что в ней, кроме меня, прописаны еще и внучка и две ее дочери.

В 2004 г. умирает мой сын. Тут все и началось: внучка требует 3/4 части квартиры, невестка, которую я с 1990 г. не могу выселить (она захватила комнату, закрывает ее от меня на замок), тоже требует себе часть квартиры. А у меня имеется еще дочь и внук (сын дочери), которые нуждаются в жилье. Мне 91 год, за мной много лет ухаживает дочь (ей 70 лет, инвалид II группы). Она лечит меня и все расходы берет на себя, т. к. пенсия у меня маленькая.

Я бы хотела отдать свою квартиру дочери и ее сыну. Но как выселить невестку? И у внучки после смерти моего сына осталась 3-комнатная квартира, но детей она почему-то прописала у меня».

ЧТО ЗДЕСЬ скажешь? Сейчас 90-летняя бабушка Елена Лукинична живет у дочери, которая и принесла письмо в редакцию. Дочь Светлана Александровна, по профессии — врач-педиатр, рассказывает, что ее мать еще достаточно бодра и дееспособна, готова побороться за квартиру: подала даже иск в суд, скоро состоится первое заседание. Чего она хочеть? Очистить свою квартиру от «мертвых душ» и распоряжаться ею по своему усмотрению.

Представляете: судиться, имея за плечами 91 год. И с кем? Елена Лукинична пишет в редакцию:

«Моя внучка Лена (назвали в честь бабушки — П. Ш.) — тренер, т. е. преподаватель и воспитатель подрастающего поколения. Какой пример она показывает своим воспитанникам, отнимая квартиру у родной бабушки? А ведь свою специальность она приобрела благодаря мне: начиная с 5-летнего возраста, я водила ее на каток — на тренировки, летала с ней на все сборы...»

Я спросил у Светланы Александровны:

— Ну, и чем газета может вам помочь?

— Напишите об этом, пусть другие люди поймут, что нельзя все оставлять на потом: мол, пусть невестка пока поживет, пусть внучка деток своих пропишет...

Похоже, что прав был капитан Жеглов, когда утверждал: надо вовремя разбираться с женщинами — будь то внучки или правнучки, тем более отставные невестки.

Павел ШЕВЦОВ.



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
08/11/2023
Запрошуємо всіх передплатити наші видання на наступний рік, щоб отримувати цікаву та корисну інформацію...
10/04/2024
Мер Одеси Геннадій Труханов публічно звернувся до Верховної Ради України, Кабінету Міністрів, Асоціації міст України, Конгресу місцевих і регіональних влад при президентові України з проханням внести зміни в законодавчі акти, які регулюють ввезення гуманітарної допомоги в Україну та її використання на період дії воєнного стану...
10/04/2024
Продление режима свободной торговли с Украиной до июня 2025 года поддержали Совет ЕС, Еврокомиссия и Европарламент...
10/04/2024
Відбулось звітне засідання наглядової ради «Агенції регіонального розвитку Одеської області», під час якої підбито підсумки минулого року та визначені перспективи на 2024 рік...
10/04/2024
Про інноваційні форми розвитку сільських територій України та їх підтримку, перспективу створення агрокластеру на території Біляївської громади та про вирощування ягідників говорили під час робочої зустрічі, яка відбулась у місті Біляївка...
Все новости



Архив номеров
апрель 2024:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30


© 2004—2024 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.026